• Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
  • Evgeniya Volchkova | Персональный сайт Волчковой Евгении

Посвящается моим родителям, которым бывает трудно объяснить людям, чем я зарабатываю себе на жизнь; моей жене Лиз, чья поддержка помогла мне написать эту книгу, и моему сыну Джейсону, который всегда хотел, чтобы его имя попало в книгу.

Он самый верный в мире друг,
Он светоч мне в пути,
Хитер как бес, но сердцем чист,
И смотрит, как дитя.
В почете он у королей,
Любимец королев,
В работе - мастер, а в игре –
Отчаянный трюкач.
Оберегает всю семью,
Хранит мое именье,
И даром что не так велик,
Достоин уваженья*.
Майкл Ажиллоу

 


Эти стихи - прекрасное выражение восхищения МИЛЛИОНОВ людей теми животными, с которыми они .делят кров. "Он светоч мне в пути", - тут мы сразу же вспоминаем о собаке-поводыре, ведущей слепого. '"В работе - мастер", - это наводит на мысль о бордер-колли, пасущей овец. "Оберегает всю семью, хранит мое именье", - в воображении возникает образ немецкой овчарки, защищающей наши дома, или английской пастушьей собаки, охраняющей стада.
Поскольку собаки способны решать все эти задачи и еще множество других, мы склонны считать, что понимаем их и что они понимают суть работы, которую выполняют. Но понимаем ли мы собак на самом деле? Подозреваю, что нет. Что еще важнее, понимают ли собаки нас?
Думается, и на этот вопрос ответ будет отрицательный.
Если отказаться от привычных шаблонов и разобраться, чем является собака в действительности, мы увидим, как глупо подходить с человеческой меркой к ее поведению.Исследование собаки, попытка понять, что она собой представляет, и является целью этой книги.
Если мы научимся понимать собак, узнаем, каковы мотивы их поведения и ценности, как происходит их обучение и почему они ведут себя так, а не иначе, то наше более глубокое знание всех этих вещей поможет нам установить с собаками более тесную связь, а благодаря этому мы будем получать гораздо больше радости от общения с собакой.
Грустно, что хорошим, заботливым владельцам часто дают дурные советы. Недавно я рецензировал книгу, в которой утверждалось, что нужно тонкой бамбуковой палкой бить собаку по морде, если она попытается идти впереди вас. Там предлагается еще и такой метод, чтобы отучить собаку брать угощение от посторонних людей: сунуть булавку в кусок мяса; булавка должна торчать из него примерно на полдюйма, и, когда собака ткнется в кусок носом, булавка слегка ее уколет. То же самое советуют проделать с помощью вилки: она уколет собачью пасть и не даст проглотить кусок. На обложке книги - внушающее благоговейный трепет название влиятельной организации, занимающейся собаками. Но при более внимательном изучении выясняется, что эти люди не имеют никакого понятия о мире собак.
Книга красочно оформлена, продается по приемлемой цене. Моя разгромная рецензия не была опубликована, а книгу легко получить и в магазинах и в библиотеках. Что же делать заботливым хозяевам, если им предлагают подобные советы?
Сам я зоопсихолог, специалист по поведению собак. Коренной причиной большинства проблем, с которыми ко мне приходят, является неправильное понимание вполне нормального для собаки поведения. Разумеется, есть и плохие собаки - неуравновешенные, психически неустойчивые, с проявлениями атавистических свойств. Но их не так много, как можно было бы предположить на основе статистики эвтаназии (усыпления). Не следует также обвинять исключительно хозяина всякий раз, когда собака ведет себя неприемлемо с точки зрения окружающих.

Неверно, что "нет плохих собак, а есть плохие хозяева".


Отчего же тогда у собак порой возникают проблемы поведения, которые на первый взгляд кажутся неисправимыми? Тому есть множество причин, как мы увидим в дальнейшем. Во всяком случае, нужно внимательно изучить информацию, с которой вы познакомитесь в этой книге, а уж потом решать, хозяин ли невежда, или его собака - экземпляр, резко отличающийся от прочих представителей породы, иначе говоря, выродок?


Книга разделена на три части.
В I части объясняется, почему собаки поступают определенным образом.
Часть II посвящена наиболее распространенным причинам того, что мы все считаем проблемами наших собак, и методам, с помощью которых, как мне удалось установить, эти проблемы можно решить.
Часть III представляет собой справочник для дрессировщиков, чьи собаки имеют какие-либо отклонения в поведении.


Как владелец и дрессировщик собак, участник и судья состязаний, я испытал как радость, так и разочарование, работая с проблемными животными. Я знаю и то, что проблемы удается разрешить, только если мы постараемся понять, как получилось, что собаки привыкли вести себя неприемлемым для нас образом.
Только поняв, как учатся собаки, мы сможем приучить их подчиняться нашим командам, а это, как вы узнаете из книги, совершенно не то же самое, что заставить их признать наши ценности. Чтобы разобраться как следует, нужно глазами собаки посмотреть на совместную жизнь собак и людей... Иначе говоря, необходимо встать на "точку зрения" собаки.

Часть I
Собаки. Кто они?

1 Происхождение собак

В моей книге записи посетителей значилось: "Понедельник, 9.00 - мисс Горт с ротвейлером, кобелем в возрасте 2 лет, агрессивным по отношению к людям".
"Какое замечательное начало новой недели", - помнится, подумал я, услышав, как ее машина въезжает на нашу автостоянку. В ту минуту я и не подозревал, насколько важным окажется этот случай,- ведь именно тогда мне удалось доказать, что для разрешения проблем поведения у собак прежде всего необходимо установить коренную причину возникших сложностей, а не просто пытаться контролировать симптомы ее проявления. Выйдя навстречу посетительнице, я увидел такую картину: грузная дама лет семидесяти, отчаянно схватившись за ручку задней дверцы своего автомобиля, изо всех сил старается удержаться на ногах. Почему? Потому что в другой руке она держала поводок, который яростно натягивал огромный, чрезвычайно злобный на вид ротвейлер.
Дело усугублялось тем, что его ярость определенно была направлена на меня. В голове промелькнули две мысли: "Устоит ли она на ногах?" и "Почему она, в ее-то возрасте, выбрала себе собаку таких размеров?"
Ей все же удалось удержаться на ногах. Оказывается, собаку она не выбирала, а получила в наследство. Мисс Горт была экономкой отставного армейского офицера. Руди, так звали пса, прежде принадлежал ему. Офицер умер, в своем завещании он оставил распоряжение, чтобы мисс Горт получила дом и собаку. Он завещал также соответствующую сумму денег. Хозяин хотел умереть со спокойной душой - в уверенности, что его указания насчет Руди будут неукоснительно выполняться. А состояли они в том, что Руди должен получать все самое лучшее.
Довольно скоро Руди стал неуправляемым, и мисс Горт подумала, что, вероятно, его нужно дрессировать. Но когда Руди стащил ее со стула, на котором она устроилась в моей приемной, и с глухим шумом опрокинул ее прямо на пол - всего лишь потому, что я встал со стула, чтобы приготовить нам по чашке чая, стало более чем очевидно, что Руди о дрессировке весьма невысокого мнения.
К счастью, мисс Горт и теперь сумела удержать поводок. Я уверен, что Руди бросился вперед не для того, чтобы помочь мне сервировать стол. Особенность сложившейся в данном случае ситуации состояла в том, что Руди с момента смерти своего хозяина стал единственным взрослым "мужчиной" в доме. Из-за исключительной силы и величины этого пса мисс Горт не могла обеспечить ему достаточную физическую нагрузку. А это было совершенно необходимо! Зато она педантично выполняла все указания бывшего хозяина, и Руди три раза в день получал разнообразные мясные продукты: свежий фарш, сердце, печенку и тому подобное.
Прежде чем что-то предпринять в отношении Руди, его следовало заставить подчиняться. Это предполагало сочетание таких мер, как ограничение свободы его передвижения по дому и лишение его некоторых привилегий, которые он привык воспринимать как свои права; далее, изменение рациона, то есть перевод на сбалансированную диету, составленную так, чтобы у него в короткий срок поубавилось живости; потребовались и некоторые расходы, чтобы нанять опытного человека, который смог бы обеспечить Руди регулярные упражнения на прогулке и больше умственной нагрузки.
Этот последний совет, который я дал мисс Горт, имел своей целью ослабить ярко выраженную установку Руди на защиту своей территории и, по моему мнению, позволял разумным образом потратить деньги, оставленные покойным хозяином, - причем у Руди было все самое лучшее,- и не получать каждую неделю солидный счет от мясника. (Указанные рекомендации будут подробно обсуждены в дальнейшем.)
Уже спустя короткое время эта простая комбинация произвела замечательный эффект, и Руди оказался очень милым и ласковым гигантом, подобно подавляющему большинству представителей его породы - ротвейлеров.
Если бы мы вздумали дрессировать его, чтобы решить проблему агрессивности, в то время как он пребывал в состоянии повышенной возбудимости, вызванной неправильным питанием и дефицитом физических и умственных нагрузок, то, при его стремлении доминировать, мы безусловно потерпели бы неудачу. Вполне возможно, что в процессе дрессировки мы были бы жестоко покусаны.
В тот год я получил рождественскую открытку от мисс Горт, в конверт была вложена фотография Руди, стоящего на задних лапах у кухонной раковины, очевидно, во время умывания. Я думаю, снимок должен был продемонстрировать, что хозяйка в конце концов укротила своего приятеля.
Проблема здесь состояла не в том, что Руди был агрессивен по натуре, а в том, что он просто вел себя агрессивно, и я надеюсь, что наш дальнейший рассказ убедит вас, что это разные вещи.
По правде говоря, мне нравятся ротвейлеры, и я думаю, что они не заслуживают тех нападок, которым подвергаются в прессе. Среди многих факторов, способствовавших возникновению проблемы, был и такой: Руди в доме мисс Горт взял на себя роль лидера в стае "человек-собака" и вел себя в соответствии с тем, что он считал своими лидерскими обязанностями.
Сначала может показаться странным то, что я говорю о домочадцах как о стае. Мы, люди, имеем на этот счет свое мнение, а вот собака воспринимает всех домашних именно так, потому что, как мы увидим в дальнейшем, самой природой собакам предназначена роль стайных животных. Такими они родятся на свет.

Предки собак

Чтобы понять поведение собак, необходимо познакомиться с поведением вида, от которого они произошли. Изучив этот вопрос, мы сможем сформировать более четкое представление о том, почему собаки ведут себя так или иначе. Конечно, когда вы думаете о разнице в размерах, например, между догом и чихуахуа, трудно бывает представить себе, что обе породы произошли от одного предка. Однако имеется надежное свидетельство того, что сегодняшние собаки произошли, в основном, от одного вида, жившего в Северной Европе более десяти тысяч лет назад.
Не исключено, кстати, и то, что в других регионах собака, какой мы ее знаем, также эволюционировала из кочующих представителей того же самого вида.
Размеры современных домашних собак различаются в зависимости от породы. Однако в 1937 г. Е. Дар обнаружил, что отношение длины морды к ширине верхней челюсти в ее самой узкой части составляет в среднем постоянную величину у всех собак. Это соотношение размеров черепа сегодня такое же, каким оно было и у собак в каменном веке. Далее Дар сравнил длину ряда коренных зубов с высотой нижней челюсти, и в результате оказалось, что и это соотношение осталось неизменным с древнейших времен. На основании этих данных можно представить, что первоначально, в тот период, когда собаки были одомашнены, пропорции черепа у них всех были одинаковы и, следовательно, все собаки происходят от одного и того же предка.
Этот вывод подтверждается еще и тем фактом, что у всех пород домашних собак пропорции черепа примерно одинаковы. Следовательно, разница между чихуахуа и датским догом лишь в форме и пропорциях тела, но это уже результат селекционной деятельности человека.
Если все собаки произошли от одного и того же предка, то остается выяснить только одно: к какому виду принадлежал этот предок. Был ли им волк (как думают многие ученые) или шакал? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сравнить между собой оба вида и сделать вывод, основанный на чертах видового сходства, и тогда самым вероятным кандидатом на место праотца собаки становится волк. Прежде всего, сходны характеристики зубов собаки и волка, в то время как у шакала схема зубов отличается от схемы зубов собаки и волка.
Примечательно, что в 1965 году Скотт и Фуллер, исследовав девяносто моделей поведения домашней собаки, обнаружили, что большинство их, за исключением девятнадцати моделей, свойственны и волку. Так называемые "вокальные паттерны", то есть звуковые сигналы, выражающие тревогу, радость, страх и т. д., у собаки и волка сходны, в то время как у шакала они совершенно иные. То же самое относится и к социальному поведению.
На основании приведенных здесь данных представляется вероятным, что животное, на которое мы должны обратить особое внимание, - это волк.

Какой он, волк?

Волк - это стайное животное, живущее в очень прочной социальной структуре, внутри которой существует устойчивая иерархия. Волк-альфа - вожак стаи. Вопреки распространенному мнению, он сохраняет за собой эту роль не тем, что регулярно проявляет агрессию по отношению к остальным членам стаи. Его авторитет поддерживается постоянными проявлениями уважения (подчинения), которые демонстрируют ему остальные члены стаи. Разумеется, если в стае есть многообещающий лидер, склонный к тому, чтобы бросить вызов авторитету вожака, тогда на повестке дня окажется подлинная агрессия, но такие вызовы - редкость. Обычно вся стая живет в гармонии, и человечество могло бы многому поучиться у волков, например тому, как надо уметь объединяться, чтобы выжить. По научным данным, жизнь одичавших собак очень похожа на жизнь волков и во многом они демонстрируют на удивление сходное поведение.
Например, когда какая-нибудь волчица приносит волчат, очень часто еще у одной-двух самок в стае появляется молоко на случай, если родная мать детенышей погибнет. Точно так же у домашних собак очень часто случается ложная беременность, а был случай, когда у самки добермана появилось молоко, когда у соседской кошки родились котята. Нужно признать, что это редкий случай, но он показывает, как силен у собак материнский инстинкт.
У волков ярко выражен рефлекс защиты территории: чтобы выжить, каждая стая должна отмечать границу своей территории мочой и экскрементами, оставляемыми в стратегически важных точках, и защищать эту территорию. Сходное поведение можно наблюдать повседневно у домашних собак, которые тоже метят свою территорию, несмотря на то, что от недостатка еды они не страдают и потому необходимость защищать территорию не столь велика. А мы навязываем собакам общую территорию (площадку для выгула), тем самым мы заставляем их приспосабливаться к жизни в сообществе, вот потому и возникает так много сложностей, связанных с проявлением рефлекса защиты территории. А уж если встретятся две собаки с выраженными лидерскими качествами, которым их владельцы регулярно позволяли метить одну и ту же территорию, тогда начнется настоящее светопреставление.
Осанка у волков и собак почти одинакова. Мы, люди, умеем распознавать очевидные сигналы, исходящие от наших собак, выражающие страх, агрессивность, удовольствие, подчинение и так далее, но мы не способны воспринимать не столь явные знаки, которые передает собака другой собаке, принимая определенную позу. Мы склонны по-своему интерпретировать то, что наша собака пытается выразить.
Большинство людей одинаково расценивает радостное виляние опущенным хвостом у золотистого ретривера и виляние кончиком высоко поднятого хвоста у немецкой овчарки, что означает угрозу. Может быть, у вас золотистый ретривер, который виляет опущенным хвостом всякий раз, когда вы на него смотрите, вот вам и не понять, отчего это немецкая овчарка, которая виляла хвостом (высоко поднятым) и вроде бы казалась вполне довольной, укусила вас, когда вы подошли ее погладить. Недоразумения возникают из-за многообразия пород собак, с которыми мы ежедневно встречаемся, и нашего неумения правильно воспринимать их сигналы. Если бы мы держали дома их общего прототипа, то вскоре узнали бы, что первая поза означает подчинение и говорит: "Я не опасен, пожалуйста, приласкай меня!" - в то время как вторая явно выражает угрозу, говоря: "Только попробуй приблизиться - я тебя укушу!" Еще труднее понять собаку, у которой хвост отрублен (купирован).
Поскольку современная собака - это, в конечном счете, животное, выведенное путем селекции, заводчики в течение многих лет интенсивно работали над теми качествами собак, которые представлялись им полезными, в некоторых случаях используя даже то, что было отклонением от нормы. Заводчики обеспечивали передачу этих качеств от поколения к поколению; возможно, по этой причине собакам свойственны некоторые модели поведения, которые не встречаются у волка. На воле, предоставленные самим себе, некоторые из этих созданных человеком животных, возможно, не выжили бы; выживание самых приспособленных особей - крайне жестокое, но вместе с тем и весьма эффективное средство для сохранения и размножения только лучших представителей вида. Однако, сколько бы мы ни старались генетически вывести признаки, размеры и облик породы, волчьи повадки сохранятся навсегда как неизменный инстинкт.

2 Как развивается умственная деятельность собаки



Животные всех видов проходят в своем развитии определенные периоды. У некоторых, в том числе у собак, начало некоторых из этих периодов, или фаз, предсказуемо с точностью почти до дня. Знание о существовании критических периодов развития у собак может помочь лучше понимать их поведение. Например, часто встречаются собаки с проблемами поведения, коренной причиной которых было невежество заводчиков. Оно наступает, если собаку держать в конуре до достижения ею возраста четырнадцати недель или больше. Если в дальнейшем собаку продадут для домашнего содержания, она окажется таким животным, которое вряд ли захочется держать. Такие собаки не в состоянии справляться со стрессовыми ситуациями и не могут по-настоящему найти свое место рядом с людьми. Их "страсть на всю жизнь" - другие собаки, а все лишь потому, что они пропускают жизненно важный период социализации в человеческом обществе. Они уже слишком приспособлены к жизни среди собак и недостаточно подготовлены к жизни среди людей.
Другая крайность - когда щенков отбирают у матери слишком рано, в некоторых случаях в возрасте четырех-пяти недель. Причина последущих проблем в том, что щенок так и не научился быть собакой. Упущен критический период - период социализации в обществе собак. Вырастая, такие щенки часто становятся агрессивными, потому что так и не научились общаться с другими собаками, т.к. рядом не было матери, чтобы обучать их в течение первых, определяющих развитие, недель жизни.
Эти два критических периода жизненно важны с точки зрения формирования темперамента собаки. Слишком много людей приписывают проблемы поведения собак наследственному темпераменту, подразумевая, что тут, дескать, ничего нельзя поделать, потому что темперамент передается с генами отца или матери. Чаще всего это просто ерунда. Объявить встревоженному владельцу собаки, что поведение, вызывающее тревогу, является наследственным, - великолепная отговорка для кинолога, которого просят помочь исправить поведение собаки, а он не знает, как это сделать.
Конечно, бывает, что поведение собаки непосредственно обусловлено генетическими факторами, но в большинстве случаев, поведение можно объяснить некоторыми условиями окружающей среды, и, следовательно, оно не было и не будет передано по наследству. Поведение суки может передаваться щенкам путем подражания. Например, сука, стремящаяся быть лидером среди домашних, рычит на всех, кто приходит взглянуть на ее щенков. Щенки часто подражают матери, и такое поведение легко приписать наследственности. Однако если бы вы понизили ранг суки в смешанной стае "люди -собаки", она бы не рычала на тех людей, которых вы к ней и щенкам подпустили, тогда и щенки восприняли бы уважительное отношение к вашему решению.
Важно отметить, что в возрасте от четырех до семи недель щенки развиваются с огромной скоростью - настолько быстро, что уже к семинедельному возрасту их мозг излучает такие же волны, как и у взрослых особей, и, следовательно, они способны учиться на примерах.
Влияние окружения сейчас только начинают широко признавать как весьма реальную причину некоторых проблем поведения, но наличие критических периодов развития было установлено уже много лет назад.
В 1963 году Кларенс Пфаффенбергер написал книгу под названием "Новые сведения о поведении собак". В своем введении Пфаффенбергер писал: "Для меня собачья семья является самой интересной семьей в животном мире, если не считать человеческую семью. Во многом собака очень схожа с человеком, настолько, что иногда мы можем наилучшим образом изучить наше собственное поведение, изучая поведение собак, особенно щенков". Это верно, потому что поведение собаки по отношению к своей человеческой семье (владельцам) так похоже на поведение ребенка по отношению к своим родителям. Взаимоотношения суки и щенков мало отличаются от взаимоотношений матери и детей.
"Новые сведения о поведении собак" - это, в основе своей, история о том, как Пфаффенбергер получил задание найти идеального щенка, чтобы вырастить из него идеальную собаку-поводыря. Однако исследования, которыми он руководил в конце 1950-х годов, имели гораздо большее значение - Пфаффенбергер установил следующие критические периоды развития, общие для всех собак:

Неонатальный период развития (от 0 до 13 дней)

Именно в это время, по мере того как развиваются органы чувств щенка, он учится быть собакой. Сначала, когда щенки начинают двигаться по ящику, в котором появились на свет, их поведение совершенно не собачье. В этот период они пускают в ход свои развивающиеся органы чувств, чтобы исследовать окружающую среду, и именно в процессе положительного и отрицательного подкрепления они постепенно учатся действовать по-собачьи.
Например, они исследуют стенки своего жилища и затем карабкаются о ним наверх, как это делают кошки. Когда попытка заканчивается падением на спину, из этого отрицательного опыта щенки узнают, что не могут лазать, как кошки. Зато, передвигаясь на всех четырех лапах вдоль стен, они могут наткнуться на однопометника (другого щенка) и впервые заняться игрой, вернее, возней, которая впоследствии станет игрой, или вместе с ним устроиться спать.
Положительный опыт, приобретаемый таким образом, гарантирует, что в будущем щенки будут ходить, бегать, вообще двигаться, как собаки.

Социализация собаки (от 14 до 49 дней)

Чем больше щенки становятся похожими на собак, тем более целенаправленной становится их первоначально беспорядочная возня. Играя, они возятся и кусаются острыми, как иголки, зубами, которыми наградила их мать-природа, и узнают, какой силы должен быть укус, чтобы он причинил боль, а когда их кусают в ответ, они узнают ощущение боли. Фактически единственная цель, ради которой им даны зубы, состоит в том, чтобы причинять боль. На этом этапе жизни их зубы не годятся для того, чтобы рвать мясо, грызть кости, для охоты или других занятий взрослой собаки. У щенков очень слабые, недоразвитые челюстные мышцы, и как раз во время этого периода они должны научиться регулировать силу укуса. Укусив за ухо однопометника, они слышат его визг и благодаря этому узнают, что укусили слишком сильно.
В этот период мать постепенно перестает кормить щенков своим молоком (у одних сук материнское начало выражено сильнее, чем у других, и, следовательно, это происходит в разное время). Мать издает низкое предупреждающее ворчание и, если щенок не реагирует сразу, призывает его к порядку рычанием и пронизывающим взглядом. Она может даже встать над щенком, который к этому моменту уже переворачивается на спину и начинает визжать. В следующий раз, когда мать заворчит, щенок отреагирует немедленно. Таков один из путей знакомства щенка с дисциплиной в период социализации в собачьем обществе.
К сожалению, некоторые заводчики, наблюдая такое поведение матери по отношению к щенку (в котором она на самом деле распознала и подавляет особенное стремление к доминированию), зачастую предполагают, что мать не любит этого щенка и вполне способна убить его. В результате они изолируют щенка от матери или даже забирают его из помета и выкармливают искусственно. В действительности очень редко случается, чтобы мать убила щенка в этот период его развития.
К тому же очень важно, чтобы все это время щенки оставались со своими сородичами, тогда они станут уравновешенными "личностями" (взрослыми собаками). Не позволив матери должным образом воспитывать щенков с ярко выраженным стремлением к лидерству, заводчик, отдавая щенка будущему владельцу, вместе со щенком "подарит" ему массу проблем.
Основная функция этого периода социализации у собак состоит в том, чтобы щенок научился регулировать силу укуса, общаться с другими собаками, устанавливать иерархию, и, что также жизненно важно, он вступает в контакт с человеком. Заводчики должны регулярно брать щенков на руки, нежно переворачивать, проверять глаза, уши, зубы, лапы и прочее. Делая это, они не только дают щенкам приятный опыт общения с человеком, они также заставляют щенков пережить легкий стресс, что поможет им сформировать устойчивость к стрессу в дальнейшем.
Щенки, которым дали возможность завершить данный период в обществе матери и других щенков, постоянно ощущая тепло и защищенность, и, кроме того, приобрести опыт контакта с людьми, вырастая, обычно становятся хорошо приспособленными к жизни взрослыми собаками.

Социализация в обществе людей

Научившись в первый период своего развития быть собаками среди собак, щенки должны теперь научиться быть собаками в человеческом окружении. Идеальный возраст, когда можно брать щенка из помета - семь недель (49 дней). В это время хорошо провести серию не вызывающих стресса тестов, которые помогут определить вероятный темперамент и характер каждого щенка, когда он вырастет. Те самым можно будет правильно подобрать щенка для семьи, в которую его намерены отправить.
Проверке подвергается генетический потенциал щенка, который у разных собак будет различным. Если проверку проводить в более поздний период развития, то на ее результат может повлиять воздействие среды, то есть условия жизни и воспитание. Все зависит от компетентности заводчика.
Множество владельцев утверждает, что не они выбирали своих собак, а собаки выбирали их. Когда они приехали посмотреть на щенков, их песик просто растолкал всех остальных, и бросился к ним. Заводчик им рассказал, что именно этот щенок всегда был первым у миски с едой и рос более крупным и сильным, чем другие, потому что с самого рождения всегда присасывался к самому молочному) паховому соску (он расположен в паховой области). К этому времени заводчик уже знает, что этот щенок самый смелый в помете - настоящий лидер. Вот такой первый выбор, сделанный собакой, а не человеком, как правило, становится первым в ряду множества решений, которые и в дальнейшем собака будет принимать вместо хозяина.
Почти все знают, что неразумно выбирать самого маленького щеночка, сжавшегося от страха в углу комнаты, на которого не обращают внимания другие щенки. Многие люди все же позволяют взять чувствам верх над разумом и из жалости берут в дом именно этого щенка. Но мало кто способен предвидеть проблемы, которые могут возникнуть из-за того, что они взяли в дом щенка, который "выбрал их". Если вы хотите, чтобы у вас была легкоуправляемая, благовоспитанная собака, любимица семьи, вам следует выбрать достаточно уверенного в себе, но не слишком нахального щенка.
В идеальном случае именно заводчик должен решить, во-первых, относитесь ли вы к тому типу владельцев, которому он хотел бы доверить одного из щенков, и, во-вторых, правильно оценить атмосферу вашего дома, определить, какой именно щенок будет лучше всего соответствовать ей.
Годами создавались разнообразные тесты для оценки пригодности щенков к определенным видам службы. Например, Пфаффенбергер разработал тесты для отбора щенков, которые наиболее перспективны для ответственной службы в качестве собаки-поводыря. В 1975 году Уильям Кэмпбелл создал тесты для отбора щенков, которые лучше всего подходят для Удержания в семье. Эти тесты могут быть полезны заводчикам, если они хотят продавать щенков для содержания в семье.
Само собой разумеется, что тесты должны проводиться компетентным специалистом, которого (в идеальном случае) щенки никогда не видели.
Тест должен проводиться в незнакомом щенкам помещении и в такое время дня, когда они наиболее активны. Каждый щенок проверяется отдельно - это поможет избежать искажений, потому что противном случае на результат повлияет уверенность, которую может придать щенку присутствие собратьев. Тесты проводятся по пяти отдельным сферам поведения. По каждой из них проверяющий дает оценку следующим образом:

Сильный лидер 1 балл
Лидер 2 балла
Послушный 3 балла
Очень послушный 4 балла
Независимый 1 балл 5 баллов

Собаки, у которых в основном "единицы", возможно, подойдут для охранно-розыскной службы, при условии, что у них будет опытный проводник и собак способна к подобной работе по своим физически данным. Ни при каких обстоятельствах собаку такого типа нельзя продавать неопытному человеку для содержания в семье.
Koмбинации из "двоек" и "троек" с преобладанием "двоек" указывает на возможность вырастить из щенка с такими баллами хорошую служебную собаку. Они же, то есть те, у кого "двойки" и "тройки" с преобладанием "двоек", могут быть и домашними собаками, но желательно, чтобы они попали к опытным людям в семью без детей или с детьми старшего возраста.
Собаки, у которых преобладают "тройки", а "двоек" мало, подойдут для семей с детьми младшего возраста. "Троечники" и "четверочники" должны попасть в очень чуткое и спокойное окружение. Щенок, набравший много "четверок", легко может стать собакой, которая кусается от страха. Собаки, которые получают главным образом "пятерки", вполне благополучно будут жить в питомнике, но вряд ли смогут стать домашними собаками, которые доставляют радость своим хозяевам.

Тесты нужно проводить следующим образом:

1. Стремление к общению.
Щенка ставят на пол в середине помещения, где проводится испытание, далее тестирующий должен привлечь его внимание и побудить подойти поближе, заманивая в глубь незнакомой комнаты. Готовность подойти, повадка и позы, которые щенок продемонстрирует приближаясь, и его отношение к тестирующему - все следует учитывать. Если щенок подходит с готовностью, держит хвост высоко, прыгает и кусает руки тестирующего, он получает один балл. Если подходит неуверенно, поджав хвост, а то и делает лужицу, он получает четыре балла. Если щенок игнорирует тестирующего и занимается своими делами, то он получает пять баллов.

2. Преследование.
Погладив щенка за то, что он подошел, или подойдя к нему и погладив, если он сам не подошел, тестирующий отходит от щенка и наблюдает, насколько охотно тот идет следом. Щенок с задатками сильного лидера пойдет за ним охотно, может быть, он будет забегать вперед и путаться под ногами или даже попытается кусать за ноги. Очень покорного щенка придется ласково уговаривать, и, возможно, он пойдет следом, но неравномерно, падая на спину всякий раз, когда тестирующий останавливается или наклоняется, чтобы его погладить.
"Пятерочник" по-прежнему будет заниматься своим делом.

3. Принуждение (ограничение свободы).
Тестирующий осторожно переворачивает щенка на спину и удерживает его в этом положении в течение приблизительно тридцати секунд. Оценка, которая в этом тесте составляет от одного до четырех баллов, будет зависеть от того: а) сопротивлялся ли щенок яростно, стараясь укусить; б) просто сопротивлялся, но не кусался; в) сопротивлялся, но постепенно успокоился; г) не сопротивлялся и лизал руку тестирующего.

4. Социальное лидерство.
Области головы, шеи и плеч у собаки - зоны, определяющие лидерство. Понаблюдайте за встречей двух собак, занимающих высокое положение своем окружении, и вы наверняка увидите, что собака, занимающая более высокое положение (или претендующая на него), кладет лапу или подбородок на холку другой собаки. Присев на корточки, тестирующий должен погладить щенка "твердой" pyкой от головы до холки и продолжать гладить в течение примерно тридцати секунд. Один балл получает щенок, который противится, например, рычит и пытается изменить ситуацию доминирования на противоположную, прыгая на тестирующего. "Четверочник", вероятно, сожмется в комок и сделает лужицу, "пятерочник" просто уйдет прочь, полностью игнорируя все происходящее.

5. Воздействие высоты.
Нагнувшись и сложив руки в колыбель под брюшком щенка, тестирующий бережно поднимает щенка на высоту нескольких дюймов от пола и держит его в таком положении в течение примерно тридцати секунд.

Тестирующий полностью контролирует ситуацию, а щенок попадает в положение полной зависимости. То, как щенок воспринимает происшедшее - оказывает сопротивление или покоряется - определяет оценку от одного до четырех баллов. Как и в третьем испытании (ограничение свободы), невозможно выставить оценку в пять баллов, поскольку щенок лишен возможности продемонстрировать свой независимый характер.

В шестинедельном возрасте щенок, в сущности, "чистый лист", за исключением некоторых приобретенных повадок. То, как реагируют щенки, показывает нам их истинный генетически обусловленный потенциал. Позднее среда, в которой они будут расти, вероятно, как-то повлияет на их темперамент, окончательно формирующийся к моменту достижения взрослого возраста (зрелости), но, правильно оценив их потенциал в шестинедельном возрасте, заводчик может затем сделать так, чтобы щенки отправились к подходящим для них хозяевам.
Когда щенок попадает в свою новую семью, важно, чтобы все контакты с людьми, включая посторонних и гостей, были приятными. Новые хозяева должны, насколько это возможно, не бранить щенка и не применять никаких физических наказаний.
Период с восьмой по одиннадцатую неделю известен также как период запечатления страха. Если в это время щенок испытает страх или получит травму это вполне может привести к тому, что связанные с чувством страха обстоятельства глубоко запечатлеются в памяти щенка и искоренить страх будет очень трудно. Новый владелец должен осознавать особенности этого периода в развитии щенка и стремиться избегать любых травмирующие ситуаций. В это время вполне можно нанести визит ветеринару, на прием к нему стоит записаться хотя бы для того, чтобы он приласкал щенка, угости чем-нибудь и отпустил домой.

Период определения ранга (от 12 до 18 недель)

В этом возрасте щенки начинают превращаться в молодых взрослых собак. Их уверенность в себе в знакомой обстановке растет: они начинают позволять себе вольности, а иногда им даются такие права, которых они не получили бы, если бы все еще оставались с матерью и однопометниками, в стае диких собак или волков. Мы, люди, смотрим на двенадцати- шестнадцатинедельную собаку как на щенка и, следовательно, мы более терпимы в отношении некоторых вещей, которые он делает. Мы прощаем щенку то, чего не потерпели бы с взрослой собаки. Однако мы должны сознавать, что собаки развиваются быстрее, чем люди, и точно так, как мы не потерпим бесцеремонности ребенка десяти-двенадцати лет, нам не следует мириться с нахальным поведением двенадцати-шестнадцати недельного щенка.
Этот период также известен как возраст, когда режутся зубы и рвется связь с матерью. Иными словами, щенки становятся гораздо более уверенными в своих возможностях и впервые пытаются установить своего рода иерархию в смешанной стае "люди-собаки", в которой они живут. В течение ряда лет доктор Ян Данбар проводил в Калифорнии исследования того, каким образом социализация щенка в возрасте от двенадцати до шестнадцати недель в среде собак и в обществе людей может благотворно повлиять на поведение взрослой собаки. В идеале социализация включает щенячий детский сад, где маленькие собаки учатся не бояться больших собак, а большие собаки знают, как вести себя в присутствии маленьких. Во время специальных занятий молодых собак готовят к тому, что им придется испытать в жизни, например к медицинским осмотрам когтей, ушей, глаз, носа, анальных желез и так далее. Всю семью, включая детей, приглашают посетить эти классы, где детей учат тому, как дрессировать своих молодых собак, чтобы они подходили на зов, оставались на месте, следовали за хозяином и так далее. В то же время молодые собаки узнают, что общество беспокойных, шумных, подвижных, но предсказуемых в своих поступках детей - это приятная компания, а не сборище тех, кого следует бояться или, что еще важнее, от кого нужно защищаться.

Возраст от двенадцати до восемнадцати недель был выбран по следующим причинам:

1.    двенадцать недель - это, пожалуй, самый ранний возраст, когда ветеринары могут позволить владельцам пускать щенков к другим собакам (это вязано с прививками, которые нужно делать всем молодым щенкам).

2.    восемнадцать недель в развитии собаки время, когда в ее организме происходят огромные изменения: у кобелей начинает возрастать уровень тестостерона, при этом начинает меняться не только их отношение к другим собакам, но и ношение других собак к ним, короче говоря, они не щенки.

Занятия в щенячьем детском саду становятся все более популярными. Результаты исследования удивительны. Щенки, посещавшие занятия, вырастая в самом деле становятся превосходными собаками. Они редко вступают в драки с другими собаками, редко ведут себя агрессивно по отношению к хозяевам и другим людям, а ветеринары считают, их гораздо легче лечить.


Период инстинкта бегства (от 4 до 8 месяцев)

Инстинкт бегства - это зов предков. В это время молодая собака, которая раньше всегда с радостной готовностью реагировала, когда ее подзывали, начинает странно вести себя: услышав зов, останавливается отсутствующим взглядом, а затем решает отправиться в противоположном правлении. На воле такое поведение было бы совершенно нормальным. Молодой кобель или сука, возможно, отправились бы на поиски партнера (примерно это время у большинства сук наступает период первой течки) или просто самостоятельно обследовать территорию.
У людей этому периоду соответствует возраст от четырнадцати до шестнадцати лет. Инстинкт бегства проявляется не на всем протяжении периода от четырех до восьми месяцев, обычно странности поведения наблюдаются в течение нескольких дней, иногда около месяца. В дальнейшем сложности с выполнением команды "ко мне!" могут быть обусловлены тем, сколько удовольствия получил молодой пес, подчинившись зову предков.
Например, молодой кобель, убежав, вспугнул кролика и преследует его, по пути он натыкается на семью на пикнике, которая отвлеклась от еды, чтобы поиграть в мяч в парке, он съедает их пирожные, сэндвичи и мороженое; только он покончил с лакомствами, как ему встречается симпатичная маленькая сука, которая вступает в веселую возню, и они вместе бегают по всему парку - а затем, часа через два, он неожиданно сталкивается со своим хозяином. Вне себя от гнева, тот мечет громы и молнии. С удовольствиями все ясно. Возвращение к хозяину не сулит ничего хорошего, побег же обещает сплошные радости.
Владельцы собак должны знать об этом природном инстинкте и уделять особое внимание своим собакам в течение всего описанного выше периода. Как только они заметят, что собаку охватила жажда самостоятельных путешествий по знакомой местности для прогулок, нужно выводить ее на длинном или гибком поводке. На прогулку без поводка, напротив, нужно ходить в незнакомые собаке места. Прогулка по незнакомой территории повышает потребность в "сплоченности стаи", разумеется, при условии, что собака признает своего хозяина ее лидером.

Наступление половой зрелости (от 6 до 14 месяцев)

Во время этого периода происходят определенные гормональные изменения в организме как кобелей, так и сук. Ограниченная способность организма справиться с изменениями создает у собак проблемы, сходные с проблемами подростков переходного возраста. У некоторых молодых людей появляются прыщики, у некоторых развиваются проблемы, связанные с противоречащими здравому смыслу социальными установками, некоторые, хотя и немногие, просто проскакивают через все это без всяких проблем. Те из нас, у кого есть дети, знают, насколько травмирующими для них могут быть эти резкие гормональные скачки. Нас, родителей, это беспокоит и огорчает не меньше.
Наступление половой зрелости сказывается на собаках во многом сходным образом: в то время как силы организма направлены на то, чтобы адаптироваться к гормональным выбросам, начинают проявляться побочные действия.
Незначительные изменения поведения становятся очевидными, одним из них может быть боязнь знакомых вещей. Классическим примером является ситуация, когда собака сталкивается с чем-то, что она видела ежедневно, быть может в течение месяцев, но словно вдруг перестает узнавать знакомый предмет. Собака будет лаять, рычать и пятиться от этого предмета. То, как хозяин справляется с ситуацией, может определить, по крайней мере отчасти, всю ее дальнейшую жизнь. Если, например, собака начала лаять на знакомый стул, поставленный в непривычном месте, и владелец попытался успокоить собаку, побуждая ее подойти к стулу, то может случиться, что всю оставшуюся жизнь собака будет бояться этого стула. Дело в том, что подбадривание со стороны хозяина было воспринято собакой как награда за хорошее поведение ("Вот хороший мальчик"). Однако если хозяин понимает проблему "боязни знакомых вещей", он скажет: "Не будь такой глупой собакой!" - пойдет и сядет на этот стул и не будет обращать внимания на собаку, пока она не приблизится. Как правило, это действие вселяет в собаку мужество, поощряет ее подойти немедленно. Она осознает. "А! Так это тот самый стул. Я не узнала его, потому что он стоит не на месте".
То, как вы реагируете на глупое поведение в такой ситуации, может сформировать черты поведения собаки в будущем. С самого начала мы должны помнить об особенностях периода полового созревания у многих собак и подростков и решить раз и навсегда: мы ни за что не будем поощрять ненормальное поведение, потому что в нем отсутствует логика. Нашим пренебрежительным отношением мы можем добиться того, чтобы неправильное поведение не закрепилось.
Если в течение последующих нескольких дней не наступает нормализация, то можно поискать какую-либо другую причину, но для начала достаточно иметь представление об этом периоде в развитии щенка.

Зрелость (от 1 года до 4 лет)

Примерно до четырехмесячного возраста критические периоды развития очень схожи у собак всех пород. Позднее появляются незначительные различия. В целом можно сказать, что мелкие собаки вступают в каждую отдельную фазу в более раннем возрасте, чем крупные. Наступление полной зрелости приходится на период от одного до четырех лет в зависимости от породы и размеров собаки. Наступление полной зрелости следует считать началом второго периода возрастной классификации. В это время собака будет пытаться установить свою позицию в стае раз и навсегда. (Читатели, имеющие взрослых собак, которые уже прошли этот этап, не должны отчаиваться. Изменение положения в иерархии вполне может произойти без конфронтации.)
Если собака сумела добиться высокого ранга во время первого периода возрастной классификации (от двенадцати до шестнадцати недель), когда происходит определение ранга, то тогда во втором периоде, в зависимости от темперамента собаки, попытка человека оспорить лидерство в стае может привести к агрессии. Случится это или нет, зависит от того, с какой собакой мы имеем дело, и от того, как поступает хозяин. Некоторым собакам присуще то, что известно как активные оборонительные рефлексы. Другим, напротив, свойственны пассивные оборонительные рефлексы. Собака, обладающая активными оборонительными рефлексами, в ситуации вызова ответит на него агрессивными проявлениями. Собака с пассивными оборонительными рефлексами в этой ситуации продемонстрирует полное подчинение или гиперактивное и глупое щенячье поведение.
Если вы позволили своей собаке занять высокое положение в стае "человек-собака" и решили по какому-то поводу бросить собаке вызов, весьма вероятно, что вы спровоцируете агрессивную конфронтацию. Это особенно актуально для собак сторожевых пород. Вожак волчьей стаи наказал бы всякого другого волка, попытайся тот предъявить на что-то права, которых не имеет. Не следует думать, что собака стала агрессивной - она просто ведет себя как собака, отстаивая свое высокое положение в иерархии.
Характер поведения вашей собаки после достижения ею полной зрелости в основном является наиболее ярким проявлением того, что ей безнаказанно позволялось делать в течение предыдущих критических периодов развития. Наш раздел о критических периодах развития построен таким образом, чтобы научить неопытных владельцев к моменту достижения их собакой зрелости полностью понимать свою роль в стае. Для читателей, чьи собаки уже достигли зрелости и в своем поведении проявляют агрессивные черты, вероятно, окажутся полезными следующие главы.

3 Собака в человечьей стае


Всем собакам, независимо от их размеров и пропорций, свойственны те же модели поведения, что и их далеким предкам, и все они проходят через одни и те же периоды развития. С течением времени, однако, люди сумели изменить первоначальный прототип до такой степени, что в иных случаях он уже неузнаваем. Именно потому, что мы добились такого широкого разнообразия пород в соответствии с разнообразными потребностями и желаниями людей, собаки стали столь популярны.
В течение столетий одомашнивание собак привело к тому, что они в основном занимают подчиненное положение. Несмотря на это, если собака до достижения ею возраста четырнадцати месяцев не социализирована обществе людей, шансы на формирование крепкой вязи с нею весьма невелики, а в иных случаях и вовсе равны нулю. Отсюда следует, что взаимная симпатия человека и собаки не является унаследованной. Контакты и связи с человеком закрепляются в психике собаки в очень раннем возрасте. Такая ранняя социализация и то, что мы прямоходящие существа и поэтому, с точки зрения собаки, больше подходим на роль вожака, помогают нам поддерживать контроль за поведением собак. Иногда мы теряем этот контроль, и это кончается тем, что собаки кусают руку, которая их кормит.
Если на время забыть о различиях между собаками разных пород и посмотреть на собаку как существо с унаследованными инстинктами, то вскоре становится понятным, почему случаются такие происшествия. Рассматриваем ли мы социальную структуру волчьей стаи, стаи диких собак или домашнюю собаку, мы имеем дело со стайными животными. Для сохранения существующей социальной иерархической структуры каждой стае необходим лидер - вожак.
Членам стаи волков или диких собак довольно легко усвоить существующие правила, потому что в стае есть установившаяся иерархия, в которой каждый знает свое место. Чем выше позиция, занимаемая животным в иерархии, тем больше у него преимуществ. Все животные подают знаки одинаковыми позами и сигналами тела, и все способны их воспринимать. Если нижестоящая особь попытается посягнуть на то, что обычно является привилегией вожака - все, что необходимо для наведения порядка, это испепеляющий взгляд вожака.
Глядя на домашнюю собаку, мы видим, что вследствие жизни в смешанной стае "человек-собака" понимание правил становится для нее затруднительным. Мы, люди, пытаемся научить собаку воспринимать наши ценности. Собака способна к обучению только на своем уровне и может понимать только собачьи ценности. В итоге мы все запутываем, и то, что собака постепенно приучается жить с такими непоследовательными существами, как мы, делает ей честь.
Теперь рассмотрим некоторые права и привилегии, которыми пользуется вожак стаи, и сравним их с теми, которые мы, хозяева, предоставляем или которых, напротив, лишаем наших собак. Это нужно, чтобы разобраться, где происходит нарушение коммуникации между видами и как мы приходим к тому, что называется "непослушание собаки". Многие мои клиенты признаются, что позволяют своим собакам вспрыгивать на кресло и сидеть рядом, когда они смотрят телевизор. Большинству из этих собак также разрешают прыгать и в кровать, хотя бы утром, чтобы приласкать их. Почти у всех этих собак есть собственная корзинка или подстилка, где они спят. Многие любят также занимать другие уголки дома, там их излюбленные места отдыха, например под кухонным столом или за креслом гостиной, и так далее. Когда я спрашиваю хозяев, удобные ли это места, они отвечают, что сами никогда не проверяли, но думают, что там удобно. Однако в таких домах место, где спит собака, неприкосновенно, а сама она может спать там, где ей нравится. Кто же там вожак стаи?!
Собаки - хищники, следовательно, для них пища чрезвычайно важна, не просто чтобы выжить: пища представляет собой одно из средств поддержания социальной иерархии. Недавно одна моя клиентка сказала мне, что ее муж работает не всегда в одно и то же время. Поэтому иногда они ужинают рано, в пять, иногда в семь часов. Собаку всегда кормят в шесть. Чего хозяйка не могла понять, так это почему их пес никогда не попрошайничал у стола, когда они ели рано, однако, когда они ели позже, он всегда просил, хотя ему никогда не давали еду со стола. В стае вожаку предоставлено право выбирать лучшие куски и, разумеется, есть первым. Остальные члены стаи могут есть, что останется, если только вожак не вздумает поесть еще. Когда семья ужинала в более ранний час, собака, несмотря на то, что была голодна, инстинктивно знала, что нужно дожидаться еды, которая останется после трапезы людей. А когда собаке позволяли есть первой, инстинкты подсказывали, что ей полагается и та еда, которая осталась, и та, которую ели другие члены семьи. (В эту область вторгается обладание, см. раздел о защите пищи)
Одна из самых популярных игр для забавы с любой молодой собакой - это перетягивание. В магазинах, торгующих товарами для животных, имеются специальные игрушки, устроенные так, чтобы человек и собака могли держаться за ее концы. Обычно мы позволяем собаке побеждать в этой игре, потому что восхищаемся упорством и увлеченностью, которые она вносит в свои игры, несмотря на то, что мы знаем свое превосходство в силе. Соответственно, возиться и бороться с собакой очень весело... пока молодой пес вдруг не становится агрессивным, и как раз тут мы уступаем, не дожидаясь, чтобы он вышел из повиновения. Поскольку собака является хищником и охотником, на первом месте у нее инстинктивное стремление не получить телесных повреждений, и по этой причине все, связанное с уровнем доминирования-подчинения, формируется в игре. Мы не должны давать понять нашим молодым собакам, что для победы надо рычать, тянуть и упираться. Нельзя, кроме того, чтобы собака знала, что когда мы в шутку боремся с ней, то потом уступаем.
Многие из моих клиентов признают, что, когда они поднимаются по лестнице, собака бросается вперед, обгоняя их, а затем на верхней ступеньке поворачивается и ждет, пока они подойдут. Мы об этом не задумываемся и обычно смотрим не на собаку, а себе под ноги. А какой представляется ситуация нашей собаке? Проявления уважения у собак и волков выражаются в том, что голова низко опущена и вытянута вперед, кроме того, животное избегает всякого визуального контакта.
Двери - это ключевая зона в доме, когда речь идет о собаках. Дверь - это вход в жилище (логово), это также и узкий проход. Сколько раз мне приходилось слышать, что собака рвется войти в двери раньше, чем хозяин. Обычно это расценивается как энтузиазм собаки. Также очень часто хозяева говорят, что собака ленива: она укладывается поперек прохода на кухню (или в другую комнату, где, кстати, всегда кто-то есть и кипит работа) и, если ей прикажут подвинуться, только потягивается и рычит. Обычно все кончается тем, что хозяева не тревожат спящую собаку, а обходят ее стороной. Дело в том, что, когда вожак отдыхает, другие члены стаи заботятся о том, чтобы его не потревожить. Приближаясь к узкому проходу, все другие отступают, чтобы первым пропустить вожака. Это все - инстинкты собаки и волка. Если вдуматься, то они характерны и для человека.
Высокому положению соответствуют определенные привилегии. Сколько раз бывало - вы сидите, сосредоточившись на какой-нибудь программе или сводке телевизионных новостей, как вдруг собака подталкивает носом вашу руку, она хочет, чтобы ее приласкали. Чаще всего мы реагируем немедленно, отчасти потому, что знаем: собака не отстанет, просмотр интересующей нас программы хочешь не хочешь придется прервать; отчасти потому, что мы не хотим, чтобы собака думала, будто ее не любят. А если уж говорить начистоту, нам изрядно льстит проявление собачьей привязанности. А на самом деле происходит вот что: это собака решила, кто, когда и сколько времени должен ее гладить. Если попозже вечером вы попытаетесь подозвать свою собаку, вполне возможно, что вы не добьетесь никакой реакции, кроме взгляда в вашу сторону, потягивания и ворчания. Тут вы, конечно, улыбнетесь и вспомните поговорку: "Не будите спящую собаку".
Сами того не осознавая, мы попадаем в ситуацию, в которой, с точки зрения собаки: она спит, где пожелает, но на ее месте не спит никто, она всегда получает долю имеющейся еды, а мы едим, что останется, она может победить во всех играх, где есть силовая борьба, ежедневно мы демонстрируем уважение к ее более высокому рангу, мы разрешаем ей идти впереди в узких проходах и не беспокоим ее, когда передвигаемся в помещениях, мы отвечаем на ее требования ласки, но миримся с ее нежеланием подчиняться нашим требованиям.
Все это - права вожака стаи. Наши собаки их не просят, мы, сами того не осознавая, предоставили им эти права. Если мы по неведению возвели нашу собаку в такой высокий ранг, мы должны смириться с тем, что собака берет на себя ответственность за дело, которое мы ей доверили.

 

В обязанности вожака входит:

 

1. вести за собой стаю - вот почему собака тянет поводок,

2. следить, чтобы члены стаи держались вместе, - вот почему собака бегает взад и вперед, когда ее отпускают с поводка (если вы понаблюдаете за ней, то увидите, что она всегда бегает кругами вокруг нас - собака нас пасет),

3. защищать стаю - вот почему она агрессивна по отношению к другим собакам, вторгшимся на нашу территорию, или дает понять людям, пробегающим мимо трусцой, что им лучше держаться подальше,

4. начинать охоту - именно это обычно делает собака, когда мы жалуемся на то, что она от нас убегает,

5. защищать жилище - вот почему она агрессивно или бурно реагирует на посетителей.



Этот перечень бесконечен, и многие сходные модели поведения будут обсуждаться в следующих разделах. Собаки, которые следуют этим моделям поведения, не обязательно плохие, непослушные или агрессивные, обычно это просто собаки, принявшие на себя ответственность, которую мы, сами того не подозревая, взвалили на них.

Смена ролей в стае “человек – собака”

Когда мы знаем, как воспринимает ситуацию собака, мы ясно представляем себе и то, что стоит нам утвердиться в роли вожака своей стаи - и большинство проблем, называемых проблемами дрессировки, быстро исчезнет.

 

Мы должны:

 

1.    обязательно добиться, чтобы собака не спала на наших креслах и кроватях, но мы могли бы сидеть на ее месте (казалось бы, мелочь, но действует безотказно);

2.    готовить еду для собаки в ее присутствии, затем спокойно позволить себе съесть бутерброд или даже поесть как следует(позавтракать, пообедать, поужинать), прежде чем дать собаке ее порцию;

3.    позаботиться о том, чтобы все игры были у нас под контролем: охота, поиски и возвращение хозяину разных предметов, лакомство и так далее - но отказаться вступать в силовые игры;

4.    опережать собаку при подъеме по лестнице: собака должна подходить к нам, а не мы к ней; надо также не пускать ее вперед в жилище (логово) человека: проще всего осуществить это, поставив детские воротца - приспособление, которое лишает маленького ребенка возможности бесконтрольно проникать в какие-либо помещения (кухню, подвал и т. п.)

5.    закрывать дверь прямо перед ее носом, когда она пытается прорваться через слегка приоткрытую дверь (но следует делать это осторожно, чтобы не прищемить собачий нос), тогда собака быстро научится делать шаг назад;

6.    заставлять собаку уступать нам дорогу, когда мы передвигаемся по дому.


Мы должны заставить собаку заработать все свои привилегии: миску еды, прогулку и так далее. Все требования должны звучать как команды: "Сидеть", "Лежать", "Стоять". Пусть это будут нетрудные команды, но надо, чтобы собака, если она чего-то хочет от нас, сначала обязательно это заслужила.

Мы должны реагировать на все попытки хватать нас за руки или другие части тела и за одежду или грызть (даже играя) поводок самой громкой командой "Оставь меня в покое!" и самым пронзительным взглядом, на который способны. Когда собака подчинится, не следует ее хвалить.

Эти простые приемы отражают правила, которые способна усвоить собака. С их помощью устанавливается наше лидерство и инициатива в любой деятельности. Самое главное - чтобы порядки в вашей стае устанавливались до того, как вы покинете свое жилище (логово).
Например, инстинкты диктуют собаке, что она не может идти впереди члена стаи, обладающего более высоким рангом, и что вожак объединяет стаю. Поэтому, если собака получает возможность тащить вас за собой в парк или не слушаться, когда вы ее подзываете, значит, вы позволяете ей повысить свой статус и при этом теряете возможность определять условия ваших отношений.
Надо заметить, что сотни собак пользуются многими привилегиями, и это не отражается на их поведении. Следует подчеркнуть: если вы, хозяин собаки, сталкиваетесь с проблемами контроля или поведения, значит, вам необходимо проанализировать ваши взаимоотношения с собакой и посмотреть, не предоставляете ли вы ей, сами того не осознавая, преимущества более высокого ранга, чем те, что есть у вас. Изменить положение в иерархии можно, если не позволять собаке пользоваться преимуществами, которые сохраняются за членами стаи, имеющими более высокий ранг. Важно, чтобы это делалось без силовой конфронтации. Представьте, что случилось бы, если бы волк низшего ранга бросил вызов волку более высокого ранга, пустив в ход силу.

В моей практике я применяю метод демонстрации - показываю владельцам, как снизить ранг их собак и лишить их соответствующих привилегий. Зачастую явившиеся на прием собаки тащат своих хозяев на поводке от автостоянки до моей приемной. Я обычно спрашиваю, посещали ли они официально установленные занятия по дрессировке собак. Хозяева неизменно отвечают, что собака прошла курс, но они все же не в силах удержать ее, когда она тянет поводок. После того как мы устроимся в приемной и подадут чай и кофе, я предлагаю хозяину спустить собаку с поводка, но не обращать на нее внимания, игнорируя все, кроме слишком уж вызывающего поведения. Я аргументирую это тем что, когда стая находится на чужой территории всегда наблюдается некоторая неуверенность, проявляемая членами стаи. Ее явные признаки в поведении людей нам хорошо известны: люди в незнакомой обстановке робко присаживаются на краешек стула, супруги переглядываются, прежде чем ответить на вопрос, даже такой простой, как: "Чай или кофе?

Собаки в общении ориентируются прежде всего на сигналы тела, они воспринимают эти сигналы и еще множество других, слишком слабо различимых, чтобы их могли заметить люди. Если стая чувствует себя неуверенно, ее должен возглавить вожак, вот собака и берет на себя роль лидера. Она начинает ходить туда-сюда, всегда между мной и своими хозяевами. Подобное поведение называют гиперактивностью, собака проявляет ее, если в дом приходит кто-то чужой или, наоборот, она оказывается "в гостях". Меня уверяют, что, когда хозяева дома одни, собака обычно совершенно спокойна. Если на собаку не обращать внимания, то есть не приказывать ей лечь или не ласкать ее, пытаясь умерить ее очевидное беспокойство, то она будет всячески стараться привлечь к себе внимание. Будет скулить под дверью, пытаясь добиться, чтоб ее выпустили, будет лаять на малейший шум, только для того, чтобы ей приказали замолчать - и ей безразлично, каким будет ваше внимание - приятным или нет. Она ознакомится с корзинкой для бумаг, станет карабкаться на мебель или на колени к хозяевам.
Многое в поведении собаки говорит о том, как она воспринимает свою роль в стае. То, что рассказывают хозяева, отвечая на мои вопросы о правах, предоставленных собаке в доме, обычно подтверждает то, что я вижу. До этого момента я игнорирую собаку, и потому у нее складывается впечатление, что я тоже ниже ее по рангу.
Объяснив владельцам точности, что происходит, пока мы разговариваем я затем говорю, что собираюсь утвердить свое право быть главным в своем "логове" и на своей территории, и называю важные критерии лидерства:

1.    Собака низкого ранга никогда не приблизится к собаке более высокого ранга с целью отнять у нее кость. Она будет ожидать на почтительном расстоянии и если собака более высокого ранга не готова уступить кость, то ее пронзительного взгляда будет достаточно, чтобы собака более низкого ранга немедленно отвела глаза.

2.    Обычно собака низкого ранга не идет впереди собаки более высокого ранга в узких проходах. Понаблюдайте за английскими паратыми гончими, когда их выпускают из будок, и вы увидите, что первой каждый раз выскакивает одна и та же собака.

3.    Собака низкого ранга не подойдет к собаке более высокого ранга и не станет касаться ее лапами или зубами в знак приветствия. Она приблизится только с надлежащим почтением, проявления которого допустит вышестоящий член стаи.


Собаки, которые прошли достаточную подготовку к жизни в обществе собак, уже знают, что все это - основы собачьих "хороших манер". Я придерживаюсь мнения, что всех собак учат "быть собаками" в возрасте до семи недель, а потом мы, люди, принимаем их в свою стаю и вот тут-то и сбиваем с толку. Все, что требуется теперь - освежить в их памяти прежние уроки.
Здесь следует заметить, что я не применяю этот метод к собакам, которые потенциально агрессивны по отношению к людям - я устанавливаю для них те же правила, но применяю другую методику, о ней речь пойдет в разделе “Методика отрицательного подкрепления”.

Итак, я беру лакомство и держу его двумя пальцами. Я не предлагаю его собаке и даже не смотрю на нее, а продолжаю беседовать с хозяевами. Обычно собака проигрывает весь свой заученный репертуар: садится, дает лапу, может даже залаять. Поняв, что ни одно из этих действий не приносит ожидаемой награды, она просто карабкается повыше, чтобы взять лакомство. Я нежно говорю: "Уйди прочь!". Если она не убирает морду немедленно, я "рычу": "Уйди прочь!" - и в то же время смотрю на нее пронизывающим враждебным взглядом. Всех собак учили их мамаши, когда отлучали "от груди", что "Уйди прочь от "молочного бара"" означает, что подчиниться надо немедленно, иначе узнаешь, что такое материнский гнев. Я не вознаграждаю собаку за то, что она отходит. Еда ведь моя, и я не хочу, чтобы собака ее взяла. Я убираю лакомство, а через минуту, походив по комнате, подзываю собаку и хвалю ее за то, что она подошла на зов.
Чуть позже я снова демонстрирую лакомство. Если собака не усвоила урок, опять мягко говорю: "Уйди прочь!" Впрочем, подкреплять команду приходится очень редко, так как большинство собак немедленно убирают морду и отводят глаза.

Правило № 1 усвоено: "Не трогай мою кость".

Затем я иду к двери и побуждаю собаку следовать за мной. Я хочу научить ее не проталкиваться к выходу вперед меня. Моя приемная располагается в бывшей конюшне, поэтому дверь открывается во двор.
Не говоря ни слова, я как бы нечаянно открываю дверь. Едва появляется проблеск света, собака по привычке бросается вперед.
Прежде чем она успеет сунуть нос в щель, я захлопываю дверь. Ничего не говоря, снова повторяю процедуру. На четвертый или пятый раз, когда я открываю дверь настежь, собака отступает. Я прохожу в дверь и закрываю ее за собой. Я ничего не говорю, потому что не хочу, чтобы собака выполняла команду. Нужно, чтобы она предоставила мне привилегию проходить первым без всякой просьбы с моей стороны.

Правило № 2 усвоено: "Я прохожу в узкие проходы первым".

Несколько минут я остаюсь за дверью. Потом возвращаюсь и приветливо обращаюсь к собаке, но при этом нельзя позволять ей хватать меня за руку, пусть даже очень нежно, или прыгать на меня, оставляя следы лап. Возможно, это проявления общительности, но вместе с тем в ритуале приветствия собак это очень яркие проявления лидерства. Я показываю дружеское расположение, поглаживая, голову, шею и холку собаки (области, значимые в процессе общения), но любое посягательство на доминирование пресекаю мягким "Уйди прочь", форсированным, если нужно, но это редко требуется. К этому моменту большинство собак уже готово к спокойному предупреждению о том, что они вышли за рамки своего ранга. Я провожу руками по холке собаки и стараюсь почувствовать еле уловимую податливость любому физическому давлению, которое я пожелаю оказать. Обычно при первом таком контакте ощущается сопротивление давлению, даже самому слабому.
Это еле уловимое сопротивление или, напротив, подчинение и составляют сущность ритуала приветствия у собак. Глазу человека эти сигналы не доступны, но именно ими объясняется, почему, когда одна собака кладет морду или лапу на холку другой, драка иногда начинается, а иногда - нет.

Усвоено правило № 3: "Приветствие - на моих условиях"

Напомнив собаке, что такое собачьи хорошие манеры, и придя к заключению, что ощущается подчинение давлению, которое я оказываю на холку, я могу быть уверен, что собака не потащит меня за собой на поводке, потому что мой пристальный взгляд и "рычание" гарантируют, что она не пойдет впереди меня. Она приблизится ко мне, если я проявлю дружелюбие. Она перестанет лаять, рычать и прыгать на всех входящих в мое жилище, если я этого захочу, ведь мой ранг таков, что я распоряжаюсь всем, что происходит на пороге моего жилища (логова).

Такие демонстрации еще не дают владельцам возможности более успешно справляться со своей собакой, они всего лишь позволяют увидеть, какие преимущества получат хозяева, добившись более высокого ранга.

Самоутверждение в качестве вожака стаи - не новая концепция в дрессировке собак. Новым является учет особенностей психологии собак вместо старых методов дрессировки "кнута без пряника".

Я думаю, к этому моменту обучения уже совершенно очевидно, как схожи между собой социальные структуры двух видов - человека и собаки. По отношению к людям, занимающим более высокое положение, мы соблюдаем те же правила поведения, что и собаки в своей иерархии. Принимая во внимание тот факт, что нас сблизили прежде всего взаимная выгода от совместной охоты, питания, защиты и так далее, я убежден, что именно сходство основных моделей нашего поведения и признание рангов обеспечивало наше сосуществование на протяжении многих веков.
Действительно, поскольку мы инстинктивно соблюдаем одни и те же правила, человек и собака могут считаться "родственными душами". При нашем современном образе жизни собакам в самом деле позволяется такое, чего мы не позволили бы кому-то из членов нашей семьи. Именно об этом аспекте наших взаимоотношений с собаками далее речь пойдет более подробно.
Высокого ранга и права быть лидером "стаи" вы добьетесь, если будете учитывать происхождение вашей собаки от волков и осознаете тот факт, что ее поведение в основном инстинктивно и, следовательно, ее нужно направлять, а не подавлять. Надо помнить и об изменениях, которые с нею происходят, по мере того как она проходит через критические периоды развития; нужно позаботиться о том, чтобы не давать ей тех прав, которые вызовут у нее ложное представление о собственной роли в вашей "стае" (семье), и установить те правила поведения, что внушает мать щенку на самых ранних этапах его жизни. Чтобы восстановить эти правила поведения, прежде необходимо понять, какие факторы влияют на обучение собаки

4.    Как учатся собаки


Как учатся собаки? С большой легкостью, если мы их правильно учим.
Если собаки делают что-то и не получают никакого вознаграждения, то, вероятнее всего, они не станут делать это еще раз. Все животные, не исключая нас с вами, обучаются или выполняют какие-либо действия ради вознаграждения.
В этом основополагающем принципе нет ничего нового. Дрессировщики пользуются им на протяжении многих лет. Единственное отличие от современного подхода вот в чем: раньше вознаграждение интерпретировалось как похвала, а отсутствие вознаграждения считалось достаточным наказанием. Но похвалы или наказания мало.
Вы не научите слона стоять на задних ногах, приговаривая: "Хороший слон!" - и считая свои слова достаточным вознаграждением. Вы не научите касатку выпрыгивать из воды по свистку, только говоря:
"Хороший кит!" Так почему же вы вообразили, что слова "Хорошая собака!" являются достаточным вознаграждением, благодаря которой возрастет вероятность повторного выполнения животным тех или иных действий?
Вы захотите работать вторую неделю, если в конце первой ваш босс (хозяин) всего-навсего похлопал вас по спине и улыбнулся, сказав:
"Молодец!" Возможно, и захотите, если считаете вероятным учение вознаграждения в конце второй недели, только потому, что у вас, человека, есть способность логически мыслить. Но как только вы поняли бы, что никакого другого вознаграждения, кроме словесной похвалы, не предвидится, вы бы сказали: "Делайте эту работу сами, босс!"

На протяжении многих лет складывались небылицы, в которых нашли отражение распространенные взгляды на дрессировку собак. Как автор и преподаватель заочного курса "Поведение собак" я располагаю данными, полученными в ходе исследований моими студентами - они говорят о том, что старые "принципы" все еще широко распространены:

"Если вы велите собаке что-то сделать, вы должны заставить ее сделать это сразу же".
"Никогда не используйте пищу для дрессировки, это подкуп. Собака должна выполнять команду лишь потому, что ее отдали вы".
"Нельзя начинать дрессировать собаку, пока ей не исполнится шесть месяцев". (Многие клубы отказываются дрессировать собак моложе шести месяцев.)
"Если вы собираетесь как следует выдрессировать собаку, необходимо применять удавку".

Это лишь немногие основные правила, которым меня первым делом научили, когда я делал свои первые шаги в мире собак. Опираясь на них, я пытался научить моего первого пса отыскивать и приносить гантель, и сегодня, оглядываясь назад, я вижу, что действительно сумел его научить.

1. Я скомандовал ему: "Сидеть!" указав место рядом с собой. Он не подчинился немедленно, и я дернул за поводок и удавку и нажал на его задние ноги.
Я думал: "Я учу его выполнять команду "Сидеть"".
Пес думал: "Мне не нравится это слово: "Сидеть", оно означает, что он будет грубо со мной обращаться".

2. Я скомандовал ему: "Стоять!" и бросил гантель. Когда он рванулся за ней, я резко дернул поводок и повторил: "Стоять!".
Я думал: "Я учу его не бежать, пока я не прикажу бежать".

Пес думал:
"Я запутался: почему он не позволяет бежать за гантелью?"

3. Я приказал: "Принеси ее!" - и побежал, ведя его на поводке туда, где упала гантель.

Я думал: "Я объясняю ему, что теперь он должен принести гантель".
Пес думал: "Теперь совсем ничего не понимаю: он же только что приказал ждать!".

4. Я указал на гантель и скомандовал: "Возьми" Когда он ее взял, я побежал назад, легко подтягивая поводок, чтобы побудить его следовать мной.
Я думал: "Учу его подбирать предмет и приносить обратно".
Пес думал: "Должно быть, разрешил, возьму... Ой нет - он тянет меня назад; лучше я ее брошу".

5. Он бросил гантель. Я сказал ему: "Нет!" - сунул гантель ему в пасть и удерживал его челюсти, приказывая: "Возьми!"
Я думал: "Учу его не бросать предмет".
Пес думал: "Теперь он, кажется, начинает злиться. Как только он позволит - выплюну и никогда больше не побегу за этой штукой".

Нет необходимости подробно останавливаться на этом случае.
Признаюсь, я чуть-чуть преувеличил, я не был таким уж плохим дрессировщиком. (Может быть, мне следовало спросить, какого мнения на этот счет мой пес.) Я пытался научить свою собаку искать и приносить предмет, давая сложное задание, не научив его предварительно всему, что требовалось на каждом отдельном этапе. В дальнейшем будет рассказано, как я учил приносить гантель свою самую последнюю собаку, но прежде необходимо рассмотреть факторы, которые отрицательно сказываются на способности собаки к обучению.

Отрицательный тигмотаксис

Вот словцо, которое звучит вполне научно, им стоит как-нибудь однажды щегольнуть в разговоре с приятелями в пабе. Оно означает всего лишь то, что когда вы оказываете физическое давление (нажим ладонью) на тело любого животного, ваше действие вызывает сопротивление. Подумайте, что произойдет, если кто-нибудь схватит вас за рукав и начнет тянуть, - вы немедленно отпрянете или потянете в другую сторону.
Постороннее давление вызывает противодействие - это правда жизни с которой приходится считаться. Если мы будем толкать или тянуть собаку или заставлять ее принимать желаемую позу, первоначальной реакцией собаки будет сопротивление. Если вы вынуждаете собаку лечь, она начнет вставать. Она и думать будет о том, чтобы встать - то есть совершить действие, противоположное тому, какого вы добиваетесь вашим "обучением". И тогда для преодоления этого сопротивления мы прилагаем более сильное давление.
Не легче ли использовать метод, который не опирается на давление - в любом смысле этого слова, - и устранить таким образом препятствие, мешающее собаке учиться с легкостью?

Чувствительность осязания

В результате селективного разведения одни породы собак менее чувствительны к боли, чем другие.
К примеру, терьеры и бойцовые породы обычно довольно малочувствительны. Но даже представители одной и той же породы сильно отличаются друг от друга степенью восприимчивости к боли.
Вы можете проверить чувствительность своей собаки, зажав указательным и большим пальцем кожную перепонку между вторым и третьим пальцами передней лапы. Слегка сжимайте, постепенно усиливая давление, при этом считайте до десяти. Остановитесь в тот момент, когда почувствуете реакцию. Чем меньше число, тем выше чувствительность.

Как чувствительность к боли влияет на способность вашей собаки к обучению?

Нечувствительные собаки не реагируют на некоторые приемы дрессировки, в то время как те же методы, если воспользоваться ими, дрессируя чувствительную собаку, могут разрушить ее доверие к вам как к дрессировщику.
Если собака участвует в особенно приятном задании, то вероятно, что она будет менее чувствительна, чем обычно. В разгар погони за белкой собака скорее всего не почувствует, как ее хлещут молодые ветки, когда она мчится по лесу. Разумеется, верно и противоположное: чем меньше нравится собаке занятие, тем выше будет ее чувствительность.
С очень чувствительной собакой, которую учат чему-то, что ей не нравится, нужно работать "в лайковых перчатках", то есть очень бережно, или, что еще лучше, нужно найти способ доставить ей больше удовольствия, чтобы уменьшить чувствительность.

Восприимчивость к шуму

Действие шума может оказаться решающим фактором, когда вы пытаетесь дрессировать очень чувствительную собаку. Поговорите с владельцем шелти. Я еще не встречал хозяина шелтинской овчарки, который дрессировал бы ее иначе, чем в мягкой и спокойной манере. Хозяева поступают так в силу необходимости, потому что, как правило, им уже известно, насколько безрассудно действовать иным образом.
Прекрасно, если ваша собака относится к породе, известной своей чувствительностью к шуму, но все же собаки в пределах одной породы очень разные, и как раз ваша может оказаться неожиданно чувствительной. Дрессировка такой собаки в условиях клуба может резко снизить ее способность учиться. Вы, помня о чувствительности своей собаки к шуму, будете ходить вокруг нее на цыпочках, в обуви на мягкой подошве и шепотом произносить команды, а в это время какой-то парень позади вас топает в кованых охотничьих сапогах и во весь голос выкрикивает команды своему полуглухому охотничьему псу - он превратит вашу собаку в дрожащего невротика, совершенно не способного чему-либо научиться.
Уровень чувствительности к шуму было бы легко установить, но, как и осязание, острота слуха различна у разных собак, и если не знать, какое воздействие шум оказывает на собаку, которую мы дрессируем, то тем самым создается еще одно препятствие на пути к учению с легкостью

Острота зрения

Колли являет собой классический пример собаки с острым зрением.
Глаза у колли подобны радарам и способны замечать малейшее движение.
Очевидно, не стоит дрессировать такую собаку в таком месте, где происходит много быстрых движений: ей будет трудно сконцентрировать свое внимание на том, чего вы хотите от нее добиться.
Есть еще кое-что, свойственное колли. Поскольку это порода, которая в основном учится всему быстро, многие хозяева считают, что собаки способны угадывать, что им прикажут. Эта способность укрепляет репутацию колли как "ученых от рождения". На самом деле в большинстве случаев колли замечает нечаянное движение, предшествующее команде и реагирует на него: изменение положения ног хозяина перед тем, как он встанет, чтобы вести ее гулять или взгляд на часы перед кормлением. Хорошо обученная колли зачастую подбегает к вам, едва вы повернетесь к ней лицом, прежде чем вы ее позовете.
Так же вероятно, что необученная колли убежит от вас на прогулке в парке, как только вы достанете из кармана поводок, еще до того, как позовете ее. Все это наводит на предположение, что колли способны читать наши мысли. Нет, не способны.
Но собаки с острым зрением очень быстро замечают мельчайшие движения, которые сигнализируют им о наших намерениях, прежде чем мы что-то сделаем. Если мы не знаем, насколько острое зрение у нашей собаки, мы, пожалуй, станем иной раз ругать ее за то, что своим неосознанным жестом приказали ей сделать. Достаточно всего лишь трех или четырех последовательных отрицательных реакций с нашей стороны, и собака уже не станет выполнять команду, выполнения которой, мы добиваемся. И тут мы сердимся.
Не только колли отличаются большой остротой зрения. Независимо от породы ею обладают многие собаки, и если в результате мы подаем сигналы, сбивающие собак с толку, а затем ругаем их за подчинение этим незаметным для нас самих сигналам, то не удивительно, что возникает смысловой конфликт и недоразумения.

Чувствительность психики

Многие собаки, независимо от породы, становятся чрезвычайно восприимчивы к настроениям своего хозяина. Я уверен, что некоторые читатели, состоящие в браке, замечали, что их собака пускается наутек или прячется, если начинается семейная ссора.
Нервность собаки теснейшим образом связана с ее способностью справляться со стрессом. Если мы огорчены тем, что собака плохо выполняет команды, чувствительная собака заметит наше огорчение и ее работа может стать еще хуже.
Когда я был ответственным за обучение проводников полицейских собак, то часто улавливал через площадку отрицательные "флюиды", исходившие от проводников, если их собаки делали не то, что, по их мнению, должны были делать. У чувствительных собак это, в свою очередь, вызывало ухудшение работы. В результате возникал порочный круг. Мое средство в данном случае всегда следующее: уведите собаку, отдохните и выпейте чашку чая. Проблему этим, конечно, не решишь, но по крайней мере, и не усугубишь.
Психическое давление со стороны проводника может оказывать очень сильное воздействие на собаку с повышенной психической чувствительностью. Давление может быть следствием того, что его собака не реагирует так же быстро, как собака сослуживца, а может быть, проводнику приказали или выдрессировать собаку или избавиться от нее. А может быть, он недоволен тем, что задерживают его продвижение по службе или обеспокоен из-за подошедшего срока платить очередной взнос по какой-нибудь закладной. Подобные вещи, оказывается тоже влияют на способность собаки к обучению.
Собаки чувствительного типа чаще всего страдают от проблем, связанных с тревожностью: они портят вещи, воют, лают и даже пачкают в доме, где их оставляют одних. Это происходит из-за того, что собака неустанно ищет подтверждения того, что она поступает правильно. У собаки чувствительного типа уверенность в себе могут разрушить простой упрек, возглас неодобрения или досады и даже поднятые к небу глаза хозяина.
Хорошо помню одного владельца, с собакой которого случилось именно последнее. "Я подготовил свою собаку, английского бультерьера, для выставки Крафтс, - жаловался он, - но она поджимает хвост при приближении судьи. (Каждый год мне непременно звонят хозяева, подготовившие собак для выставки Крафтс. Вот и сейчас: я пишу эти строки, моя жена говорит по телефону с хозяйкой, которая подготовила к выставке свою собаку породы салюки. Проблема в том, что собака держит хвост высоко, а полагается, чтобы хвост был опущен. В том месте, где она обычно выступает, очевидно, очень жарко, и собака чувствует дискомфорт. В результате она не держит хвост низко. Чего хозяйка хочет от меня? Чтобы я заставил ее собаку волноваться и переживать из-за выставки?)
Та сука бультерьера была самой милой представительницей своей породы, каких я только встречал. Когда я впервые увидел ее, она взглянула на меня и только что не сказала: "Смотри-ка, человек". Она подошла ко мне с готовностью и радостью, движения ее говорили о том, что она уважает меня, видя во мне высшее существо. Хозяин сразу же заговорил о том, что его беспокоит: ее хвост опущен, а должен быть поднят. По стандарту представитель породы английский бультерьер должен быть гладиатором на выставочном ринге. То, как он ходит с важным видом (что обусловлено формой тела), массивное телосложение, яйцевидная голова похожая на ядро - все это создано природой, чтобы производить впечатление силы и уверенности. Быть гладиатором ринга не означает, конечно, что пес выходит на ринг с намерением драться с каждым, кто там появится. Он только должен производить такое впечатление своей самоуверенной манерой поведения. Короче говоря, по отношению к людям и особенно своим хозяевам собака была настроена так, что демонстрировала совершенно нормальные собачьи позы, желая показать всем свое подчинение. Это не нравилось ее владельцу, у которого были честолюбивые планы, связанные с собакой, но она-то их никак не могла понять. К несчастью, амбиции хозяина отражались на том, как собака держала себя на выставках, ведь он передавал ей свое уныние всякий раз, когда собака вела себя не агрессивно. Уныние хозяина выводило из равновесия собаку, она теряла уверенность в себе и лишь усиливала демонстрацию подчинения, показывая его всей свой осанкой. Скажу честно, это был единственный из моих клиентов, с кем я поспорил. В собаке он видел просто некий инструмент для удовлетворения собственных честолюбивых помыслов. Я убежден, что будь у нее другой хозяин, она проявила бы уверенность, которую ее нынешний хозяин подрывал.
Следовательно, психическая восприимчивость свойственна как собаке, так и хозяину. Прежде чем начинать дрессировку, мы должны не только изучить тип собаки, за которую мы с этого момента несем ответственность, но и определить, к какому типу относимся мы сами.

Поведение, характерное для определенных пород

Попутно мы уже затронули некоторые модели поведения, характерные для отдельных пород. Колли очень быстро учатся, потому что воспринимают сигналы, которые мы подаем не всегда намеренно. Шелти обладают повышенной чувствительностью к шуму и громким звукам, поэтому с ними обычно обращаются очень мягко. Сторожевые собаки сторожат, охотничьи - охотятся. Однако слишком уж часто мы обращаемся с собаками просто как с собаками, независимо от того, для каких целей их вывели наши предки.
Мне часто звонят владельцы собак, которые говорят, что лай их собаки вызывает нарекания соседей. Когда я спрашиваю, какой породы собака, отвечают, что это немецкая овчарка. Если хозяева не хотят, чтобы их собака лаяла, им лучше завести, например, пуделя, а не держать у себя немецкую овчарку, то есть собаку с высоко развитыми сторожевыми качествами. Одни породы пасут стада, другие охотятся, третьи сторожат, некоторые породы выведены как декоративные, некоторые как охотничьи. У каждой породы свои особенности, и их нужно учитывать при дрессировке. Если этим пренебречь, то может случиться, что мы будем пытаться учить собаку разным вещам, используя метод, который совершенно не соответствует цели для которой предназначена порода нашей собаки.
К сожалению, курсы обучения, которые проводятся в большинстве клубов по всей стране, весьма стандартны. В них не учитывается специфическое для каждой отдельной породы поведение. В клубах собаководства, куда меня часто приглашают, я не раз замечал, что хозяевам салюки и хозяевам лабрадора задают одинаковые упражнения, когда предстоит научить собак искать и приносить предметы. Очевидно, что для лабрадора выполнение этих упражнений - совершенно неподходящее занятие.
В заключение рассмотрим совместное действие факторов давления, осязания, слуха, зрения и психики, лишь после этого можно браться за программы дрессировки. Пренебрежение указанными факторами отразится на процессе учения. Если на каждую собаку влияет один или даже несколько таких факторов, то как же вообще научить наших собак чему-либо, притом таким образом, чтобы они учились с легкостью?
Ответ на этот вопрос дает методика положительного подкрепления.

Методика положительного подкрепления


Метод положительного подкрепления можно применять при дрессировке любых животных, но особенно он подходит для собак. Это система, целиком опирающаяся на побудительный мотив (стимул) и отвергающая физическое воздействие или силу в любых их проявлениях. Этим методом могут пользоваться даже дети. Он не требует какого-либо природного дара (таланта) дрессировщика. Он не связан с каким-то особым тоном, выбором подходящего времени, не основан на регулярной практике и не опирается на какую-либо из традиционных теорий дрессировки собак.
Все, что требуется - ваш разум и какой-нибудь лакомый кусочек.

Как научить собаку, чтобы она по команде ложилась в каком-нибудь определенном углу комнаты? Для этого существует два способа:

1.    Можно бить собаку плеткой всякий раз, когда она пойдет в какой-либо другой угол и вообще бить до тех пор, пока она не усвоит, что указанное вами место - единственное безопасное убежище.

2.    Можно дать собаке особенно вкусный кусочек в этом уголке и полностью ее игнорировать, когда она пойдет в какую-то другую часть комнаты.

Я совершенно уверен, что, прочитав эти строки вы сказали себе: "Ну, это рассуждения на уровне здравого смысла. Что тут такого нового?"
Разумеется, это здравый смысл. Каждый владелец собаки ежедневно поступает подобным образом и дома, и вне его стен, не задумываясь о том, что и как он делает. Хотя почему-то, когда требуется сделать некоторое усилие и чему-нибудь научить свою собаку, мы становимся в позу дрессировщика и вспоминаем стародавний подход: "Ты собака, я хозяин. Я приказываю, ты подчиняешься".
Когда дома вы подзываете собаку, вы обычно намерены покормить ее или взять на поводок и повести на прогулку, или показать, что вы уронили еду на пол в кухне и хотите, чтоб она все подчистила. Действительно, дома мы редко зовем собаку просто так, обычно это происходит по какой-то причине, и в большинстве случаев выполнение команды сулит собаке что-то приятное. В результате лишь немногие люди жалуются, что собака не идет на зов дома. А в ближайшем парке дело обстоит совсем иначе. Вы гуляете, она свободно бегает, играя с другими собаками, охотится за белками, роется в мусорных урнах, в то время как вы погрузились в собственные мысли. У ворот парка вы зовете ее, чтобы вести домой. И тут она, бросив на вас взгляд, направляется в противоположную сторону. (Такое все мы видим на улице чуть не каждый день.) В этот момент вы говорите себе: "Я должен наконец выдрессировать свою собаку". Вы ее уже выдрессировали. Вы преуспели в том, что научили ее не подходить к вам. Как? Очень просто. Собака быстро усвоила: если она не подойдет, то будет вознаграждена более длительной прогулкой. Если же она к вам подойдет, то лишится удовольствия: ее отведут домой.
Если бы вы применили ваши "домашние приемы" дрессировки команды "Ко мне!", подзывая пса около ворот, давая лакомство и затем делая еще круг по парку, то вскоре, услышав зов, он летел бы к вам пулей.
Подкуп? Я называю это здравым смыслом. Сколько раз уже мне приходилось прятать улыбку, когда ко мне обращались люди, которые сталкиваются с проблемами нежелательного поведения своих собак, и я в ответ предлагаю им попробовать награждать собаку за хорошее поведение, вместо того чтобы думать, каким образом наказать ее за нежелательное поведение. Хозяева недоумевают: "Вы хотите сказать, что я должен его подкупать?" По-моему, это довольно забавно: то, чему ученые, психологи и бихевиористы (специалисты по проблемам поведения) придумали замысловатые названия вроде "модификации поведения", "реабилитационная психотерапия", "психология поведения" и так далее, широкой публикой все еще расценивается как подкуп.
Впрочем, на самом деле важно другое - при правильном применении положительное подкрепление весьма эффективно: оно изменяет нежелательное поведение. Существует ряд основополагающих принципов, которые определяют успех применения положительного подкрепления как метода дрессировки. Но прежде чем начать применять эти принципы или законы с помощью специальных обучающих упражнений в процессе дрессировки собак, необходимо рассмотреть отдельно каждую стадию обучения, ее цель и желаемый результат.

Как действует положительное подкрепление

Прежде всего мы вообще должны забыть об упражнениях. Все, что нас интересует для начала - это первый шаг в нужном направлении.
Представим себе, например, что мы хотим научить касатку выпрыгивать из воды. Мы даем свисток (команду) и ждем. Затем ждем еще немного, а зачастую бывает, что ждем еще и еще. Очевидно, сначала касатка не имеет представления о том, что от нее требуется, когда звучит свисток. Поэтому нам приходится ждать, чтобы она зачем-нибудь высунула нос из воды. Точно в этот миг мы снова свистим в свисток и даем ей рыбу. Когда она проплывает внизу, мы снова свистим и ждем.
Процедура повторяется до тех пор, пока касатка не выйдет на уровень "ага!": "Ага! Когда я слышу звук свистка, я получаю рыбу". Этот уровень понимания - уровень "ага!" - не может считаться закрепленным, до тех пор вы не добьетесь, чтобы происходило десять из десяти возможных немедленных реакций на свисток. Пока это не достигнуто, не следует переходить к следующему этапу дрессировки.
На первом ее этапе кажется, что прогресс не очень заметен, однако для успеха обучения крайне важно, чтобы каждый этап заканчивался достижением уровня полного понимания. Если вы этого добьетесь, то обнаружите, что, по мере перехода к каждому следующему этапу превращение первоначальной реакции в распознаваемую цепочку движений идет очень быстро. Теперь мы подходим к этапу дрессировки, который называется "формирование". Нам нужно заменить уже сложившуюся цепочку: "свисток - появление носа - обязательная рыбка", новой цепочкой: "свисток - касатка выпрыгивает из воды - рыбка дается иногда". Достигается это следующим образом. Формирование поведения означает, что мы делаем один маленький шаг в нужном направлении и продвигаемся к конечной цели, подкрепляя каждый сделанный шаг. Так мы обеспечиваем безусловное выполнение этой части цепочки, прежде чем двигаться дальше.
Здесь наблюдается интересное явление: выполнение определенных действий, надежно затренированное с помощью вознаграждения, можно сделать еще более четким, если вознаграждение задерживать.
Предположим, затренирована такая реакция касатки: на десять свистков она десять раз немедленно высовывает нос из воды. На одиннадцатый раз говорим: "Недостаточно хорошо, рыбы ты не получишь". Можно предположить, что теперь касатка подумает: "Но я всегда получаю рыбку. Наверное, кто-то ее стащил раньше меня. В следующий раз надо живее пошевеливаться". И на двенадцатый раз вы получите более быструю и энергичную реакцию касатки: она высунет из воды всю голову целиком. За это безусловно полагается рыбка, но теперь и в дальнейшем - только за это.
Дальше будем формировать цепочку: "свисток -появление из воды всей головы целиком - при немедленной реакции рыбка в награду в десяти случаях из десяти". Лишь затем можно будет перейти к следующему этапу. Кажется, что обучаемый с каждым этапом все скорее понимает, что от него требуется и возникает эффект снежного кома.
Я намеренно воспользовался примером касатки чтобы подчеркнуть главное: весь процесс обучения может осуществляться без какого-либо физического воздействия. Сначала мы ждем верного шага в нужном направлении и вознаграждаем его, затем закрепляем и придаем законченную форму.
Хозяин: "Какая разница между всем этим и подкупом?" Я: "Подкуп - это использование награды в качестве соблазна, для того чтобы стимулировать движение. Подкрепление - это вознаграждение, получаемое за добровольное движение". Хозяин: "Всегда ли давать награду?" Я: "Прием действует лучше, если вы даете награду не всегда. Когда модель поведения сформирована, только самая быстрая, ярко выраженная и сильная реакция вознаграждается. Иногда ученику придется выполнить отработанную цепочку шесть или семь раз, прежде чем последует вознаграждение". Хозяин: "Обязательно ли давать в награду что-то съедобное?" Я: "Наградой может быть что-то другое, ради чего, с точки зрения ученика, стоит выполнять определенные действия. Было бы бессмысленно пытаться сформировать мое поведение с помощью тарелки капусты, если я терпеть не могу капусту!

Как применять положительное подкрепление

В главе "Как учатся собаки" я рассказал о том, как научил свою первую собаку искать и приносить вещь (соответствует команде
"Аппорт!"). Теперь я расскажу вам, как я научил выполнять это задание свою нынешнюю собаку. На обучение моей первой собаки ушло несколько недель, и она так и не научилась выполнять команду по-настоящему хорошо. Это была немецкая овчарка - порода славится хорошей обучаемостью. Моя теперешняя собака выполняет то же задание с огоньком в глазах и невероятной для собаки ее размеров быстротой.
Это - японская акита, порода, известная своим упрямством.
Я провел много времени на дрессировочной площадке, в течение ряда недель обучая мою немецкую овчарку. В течение нескольких дней, затрачивая по несколько минут в день, я обучил акита, ни разу даже не встав с кресла. Используя этот метод, я недавно помог проводнику полицейской собаки достичь того же результата при дрессировке немецкой овчарки. Фактически нам потребовалось меньше обычного времени, чтобы довести совершенно необученную собаку до стандарта министерства внутренних дел, причем достигнутые результаты были гораздо выше тех, которых добиваются, применяя обычные методы дрессировки.
Кличка моей собаки - Йоко. Поняли? Джон Йоко. Ей было пятнадцать месяцев, когда я реши научить ее искать и приносить брошенный предмет. Сейчас у меня не остается времени, чтобы самому участвовать с моими собаками в соревнованиях, где собаки демонстрируют свои умения, но я все еще сужу такие состязания. И вот однажды один хозяин-участник обронил мимоходом замечание, которое побудило меня учить мою собаку искать и приносить брошенный предмет. Парень сказал: "Вы никогда не научите акита выполнять эту команду как следует". Когда мне бросают вызов, я загораюсь.
Я сидел за письменным столом в своей приемной, рядом на столе я поставил коробочку с лакомством. Протягивая собаке гантель, я говорил: "Возьми!" Йоко нюхала перекладину, а я говорил: "Хорошая девочка!" - и давал ей угощение. Первое занятие продолжалось около пяти минут, и она получила вознаграждение сразу после быстрой реакции примерно в 60% случаев. В остальных случаях за правильные реакции иногда тоже давалось вознаграждение, но только после того, как собака нюхала стол, карабкалась на меня, лаяла или делала еще что-нибудь, стараясь получить вознаграждение. На следующем занятии в тот же день был достигнут уровень понимания (уровень "ага!"). Йоко тыкалась носом в гантель всякий раз, когда я давал команду. На формирование действия и переход к следующей стадии потребовалось несколько больше времени. В течение четырех занятий по пять минут каждое она пробовала делать самые разные вещи чтобы получить награду. Отношение было: 15%; 25%; 70%; 100%. Теперь я уже требовал, чтобы она не тыкалась в гантель носом, а лизала ее. Не дав ей угощения, когда она в очередной раз лизнула гантель, я попал в точку, что вызвало эффект снежного кома гораздо раньше, чем я сам того ожидал. Она решительно выхватила гантель у меня из рук смотрела на меня, как будто говоря: "Смотри, глупыш, я ее взяла... Давай еду!"
Никто не может заранее определить модель формирования поведения при выполнении задания. Мы можем запланировать известную структурированную последовательность, но при обучении нам придется руководствоваться темпом, который установит само животное. После того как вы вознаградили собаку за определенное движение, оно должно стать единственным движением, за которое дается награда, пока оно не будет затренировано. Йоко сделала больший шаг вперед, чем я ожидал, и, поскольку я ее с энтузиазмом наградил, мне пришлось ждать, чтобы она его повторила. Это отняло меньше времени, чем я ожидал, но надо учесть, что Йоко очень прожорливая собака.
После такого огромного рывка вперед вся цепочка действий формировалась очень легко. Прошло совсем немного времени, и я уже бросал гантель на кушетку в дальнем конце приемной, а Йоко приносила ее по команде и садилась передо мной, держа ее в зубах, гордая. В первый же раз, когда на свежем воздухе я опробовал дать одно из тех упражнений, что предлагаются на состязаниях, она получила бы у меня за их выполнение все десять баллов из десяти. Но кажется, я несколько пристрастен.
Возьмем теперь два простых действия: выполнение команд "Сидеть!" и "Лежать!". Попытаемся, используя наш метод и не применяя силу, научить собаку четко реагировать на данные команды. Чтобы ускорить процесс, необходимо прибегнуть к подкупу. Иными словами, мы показываем награду, чтобы стимулировать движение. Как только достигается этот уровень понимания, мы обращаемся к команде и подаем ее только голосом, затем ждем, чтобы было сделано верное движение.
Тогда мы придаем этому движению законченный вид. Для отработки команды "Сидеть!" покажите собаке лакомство, даже дотроньтесь им до кончика ее носа. Скажите: "Сидеть!" - и медленно переместите лакомство вверх и назад, чуть дальше линии глаз собаки. Сложение у собак такое, что если голова поднимается вверх и назад, то задняя часть туловища непременно опускается.
Для отработки команды "Лежать!" выберите такое препятствие, чтобы для его преодоления собаке нужно было лечь на брюхо. Это будет зависеть от размера собаки. Например, для немецкой овчарки подошел бы кофейный столик. Подведите к нему собаку и предложите ей лакомство, держа его в руке под столиком, то есть под препятствием.
Когда собака потянется за лакомством, медленно отодвигайте его под препятствием, побуждая собаку двигаться следом и командуя при этом:
"Лежать!" В тот момент, когда ее брюхо коснется пола, дайте вознаграждение.
Теперь, когда мы научили свою собаку делать то, чего мы от нее добиваемся, остается отучить ее делать то, что нам не нравится. Для достижения этой цели используем систему отрицательного подкрепления.

Методика отрицательного подкрепления


Отрицательное подкрепление - это использование чего-то неприятного вашей собаке. Но наша методика сильно отличается от традиционных методов дрессировки. В прошлом для коррекции нежелательного поведения использовалось главным образом физическое наказание: резкий рывок удавки, удар свернутой газетой. Еще один популярный прием - схватить собаку за загривок и хорошенько встряхнуть. Таковы лишь некоторые из многих общепринятых методов, применяемых для того, чтобы втолковать собаке, что вам не нравится ее поведение или ее действия.

Почему эти методы непригодны? Их недостатки заключаются в следующем:

1.    Большинство из этих методов обычно применяют слишком поздно: когда собака уже наполовину совершила нежелательное действие или, что бывает чаще, после совершения ею действия.

2.    Наказание исходит непосредственно от хозяина и собака быстро усваивает, что нужно сначала сделать что-то, что хочется, а потом держаться подальше от хозяина. Уверен, все не раз видели собаку на поводке, которая ведет себя агрессивно по отношению к другой собаке, а затем, сжавшись от страха, глядит снизу вверх на хозяина. Она не научена не проявлять агрессии, зато усвоила, что за агрессией последует наказание. Здесь наказание явно не соотносится с преступлением. Иными словами, собака делает то, что ей хочется, а затем демонстрирует подчинение, потому что хозяин застиг ее и собирается наказать.

Люди понимают наказание действительно очень странно. Грабители банков в смысле отношения к наказанию очень похожи на собак.
Человека, способного ограбить банк, не останавливает угроза наказания. Он просто принимает меры, чтобы не быть пойманным. Однако если бы в то время, когда грабитель начал планировать ограбление, полицейский постучал в его дверь и сказал: "Мы знаем, что вы замышляете и будем за вами следить", злоумышленник мигом отказался бы от своего плана.
В данном случае речь идет не о наказании, а об отрицательном подкреплении. Весь фокус при отрицательном подкреплении состоит в том, чтобы заставить собаку поверить, что именно ее действие привело к неприятным последствиям. Классический пример: если бы ваша собака только приступила к исследованию края крышки мусорного ящика соседа, думая: "Пахнет вкусно, как бы до всего этого добраться?" - и как раз в этот момент сосед выплеснул на нее ведро воды из окна второго этажа, то она никогда больше не подошла бы близко к соседскому мусорному ящику.
Существенным элементом является то, что неприятное событие никак не связано с вами или, как в нашем примере, с соседом, если, конечно, он ничего не сказал, когда выливал воду. Окрик при применении отрицательного подкрепления изменяет ход мысли собаки и концентрирует ее внимание на том, кто применяет подкрепление. При окрике отрицательное подкрепление превратится в наказание, то есть в один из важнейших принципов того, что, в сущности, является тиранией, основанной на выработке условно рефлекторной реакции отвращения. Если внимание собаки на 100% будет сосредоточено на действии, выработка отвращения будет эффективна на 100%. Если вы окриком отвлечете на себя 20% внимания, вы настолько же снизите эффективность, и так далее.
Обстоятельства, при которых нужно пользоваться отрицательным подкреплением, должны быть связаны с моделью поведения, которое приносит собаке удовлетворение: стремление к охоте, агрессия, "напрыгивание", лай по любому поводу и так далее. Однако не стоит им пользоваться, не рассмотрев все прочие факторы, которые могут повлиять на поведение собаки (устраните коренную причину, и зачастую от проблемы не останется и следа.)
Кроме того, сначала необходимо определить для себя, какого именно поведения вы хотите добиться от собаки. Очень часто можно слышать советы, как пресечь определенное поведение, но при этом никто не говорит, чего конкретно надо требовать от собаки. Очень легко отучить собаку делать что-то, если вы предложите ей делать что-то другое, более привлекательное.
Вся концепция отрицательного подкрепления состоит в том, что средство принуждения должно быть безусловно эффективным, а предупреждение ясным.

Как применять отрицательное подкрепление

В моей практике я использую разнообразные приемы, чтобы заставить собаку прекратить нежелательное поведение. Ни один из них не основан на применении боли, наказания или на прямой конфронтации. За годы практики я обнаружил, что эффективнее всего применение звука.
Чтобы использовать звуковое воздействие, я в 1984 году разработал специальные пластины (диски) для дрессировки собак. Устройство состоит из нескольких небольших медных дисков, издающих звук, который в результате предварительной психологической обработки может быть использован для того, чтобы прервать "дурные" мысли собаки и привлечь ее внимание к хозяину, который в этот момент командует собаке, что делать.
Метод отвлечения звуком перекликается со старой практикой, впервые описанной, насколько мне известно, в книге полковника Конрада Моста
"Руководство по дрессировке собак". Автор рекомендует приспособление, называемое цепью - легкую металлическую цепочку примерно в фут длиной. Он указывает, что эти приспособления должны использоваться только тогда, когда внимание собаки отвлечено от хозяина и тот находится на некотором расстоянии, так что собака не видит, кто наносит удар. В тот момент, когда собака получает удар цепью или палкой (битой), хозяин со своего места в некотором отдалении должен позвать собаку. Действие этого приема основано на принципе: "Ты можешь находиться в 40 футах от меня, пес, но я тебя и там достану".
В молодости, будучи начинающим и восприимчивым дрессировщиком собак, я часто пользовался этим методом и он всегда давал хорошие результаты. Однако, я бросал цепь не очень метко, часто собака оборачивалась и смотрела на меня тот момент, когда я бросал цепь.
Для меня так осталось загадкой, почему собака, если она видедела как я бросаю цепь, которая чаще всего пролетала мимо нее, все-таки подходила ко мне на зов.
С психологической точки зрения происходящее противоестественно: если бы в меня чем-нибудь бросили, я поспешил уйти от этого человека как можно дальше. И только несколько лет спустя я понял, в чем было дело. Я тогда помогал одному викарию дрессировать его молодую суку добермана. Хозяин безуспешно заставлял ее выполнять команду "Лежать!" - она почти панически сопротивлялась. Когда я позвал собаку и поспешил вперед, чтобы помешать викарию, который силой пытался заставить ее лечь, я вынул руки из кармана, и цепь со звоном упала на землю. В этот момент собака стояла совершенно спокойно.
Тогда я велел викарию вполголоса скомандовать: "Лежать!". Собака немедленно повиновалась. Я был поражен случившимся, но сделал вид, что проделываю подобные вещи ежедневно. А теперь я рассказываю, что викарий приходит навестить меня по воскресеньям, ибо полагает, что я наделен беспредельной властью над животными... Кто я такой, чтобы разрушать его веру?
Именно в тот момент, при дрессировке собаки викария, я достиг своего уровня понимания ("ага!"). То, что тогда произошло, не имело ничего общего с умением хозяина добраться до собаки или как-то одернуть ее, стоя в отдалении. Ключевым фактором было воздействие звука, независимо от его источника. В результате в последующие несколько месяцев я изучал использование звука для контроля за животными и при дрессировке. Подчеркиваю: "контроль и дрессировка", потому что при правильном применении наш звуковой метод пригоден не только для пресечения нежелательного поведения, но и для подкрепления словесной команды.
Многие дрессировщики признают этот метод они считают, что могут добиться результатов как с помощью цепи, так и с помощью связки ключей. Все чаще рассказывают мне и об одном дрессировщике, который пользуется цепью, запрятанной в детский резиновый сапожок, и еще о дрессировщике, который швыряет в собак трость. Все эти приемы основаны на принципе Конрада Моста: наказание на расстоянии. Грустно то, что несколько дней назад я видел суку, которая оцепенела от ужаса при моем появлении а все потому, что когда-то она получила удар сапогом с цепью внутри, брошенным одним из этих горе-дрессировщиков, в результате чего стала бояться всех незнакомых мужчин. По словам владельца, до этого она была веселой, общительной и даже слишком дружелюбной по отношению к людям. Сапог ударил ее сзади без какой-либо определенной причины: в тот момент она не делала ничего плохого. Такое обращение превратило ее в существо, дрожащее в присутствии незнакомцев.
Через некоторое время я дал объявление "Бесплатная дрессировка собак с целью разработки новой методики" и вскоре был засыпан сотнями просьб заняться собаками разного возраста, всевозможных пород и с разнообразными проблемами. Тогда я и обнаружил, что для успеха метода жизненно важны два обстоятельства.
Во-первых, важно то, каким образом звуковой сигнал был впервые предъявлен собаке, и, во-вторых, необходимо, чтобы он был связан исключительно с тем, чем в тот момент занималась собака. А ведь все предметы вроде ключей, сапог и тростей связаны с выгулом или другим приятным событием. Если звук оказывает на собаку двойственное воздействие (как положительное, так и отрицательное), то его неприятный эффект быстро исчезает.
По уверениям многих моих клиентов, диски оказывают чудодейственное действие, но никакого чуда здесь нет. Следующие отрывки из писем моих клиентов демонстрируют широкий диапазон применения дисков.
"Теперь мне достаточно только звякнуть дисками, если она собирается залаять, и она немедленно замолкает. Большое преимущество, по-моему, в том, что это ее не удручает - она все-таки бегает по дому, но не сводит меня с ума своим лаем..." (миссис Т. из Хэмпшира).
"Знакомая из Франции, которая недавно у нас гостила, была заинтригована применением ваших дрессировочных дисков, их эффект произвел на нее большое впечатление, и она попросила меня прислать их ей. Наша жизнь, конечно, стала более спокойной, и диски требуются лишь изредка" (мистер О.Уимблдон).
"Они, конечно, очень эффективно помогли отучить мою собаку напрыгивать на людей и от других значительных шалостей. Примите мою искреннюю благодарность. Я думала, ее уже не удастся отучить" (мисс М.Сюррей).
"Я нахожу, что диски оказывают волшебное действие. С их помощью я в конце концов добиваюсь выполнения команды "Лежать!", отдавая ее с дистанции 50-60 ярдов, и это потрясающе" (Розмэри М.Дэвон).

Секрет успеха дисков в следующем:

1.    Звук не похож ни на какой другой.

2.    Диски можно носить в руке или в кармане, и они не будут производить шум. Это позволяет владельцу извлекать звук при помощи дисков только в нужный момент.

3.    Диски не применяются ни как метательный снаряд, ни как "удлинитель" - проводник хозяйского гнева, их используют просто как реакцию на нежелательное действие. Если их применить не по назначению и бросить ими в собаку, то они, будучи достаточно мягкими, не причинят боли или вреда.

4.    Методика применения дисков состоит в предварительном формировании условного рефлекса, которое осуществляется до решения проблемы изменения нежелательного поведения; таким образом, выработанный рефлекс оказывает необходимое отрицательное воздействие.


Я знакомлю собаку с дисками следующим образом: подзываю собаку к себе и предлагаю ей лакомство, говоря: "Возьми". Повторяю эту процедуру три или четыре раза. Затем, ничего не говоря собаке делаю движение, чтобы положить лакомство пол. Когда собака тянется за моей рукой, я сначала звякаю дисками, а затем бросаю по касательной на пол в том месте, куда кладу еду. Потом я немедленно убираю диски и еду. Все это проделывается очень быстро. Во время тренинга я продолжаю начатый разговор с хозяевами и совершенно игнорирую собаку. Очень часто я не могу даже выпустить из рук еду - некоторые собаки очень жадные. Большинство собак на этом этапе не обращает внимания на звон дисков, и многие из них продолжают нюхать пол, пытаясь найти еду, которая, как им кажется, все еще там. Я еще несколько раз даю лакомство, повторяя при этом: "Возьми" и затем отхожу, чтобы снова положить еду на пол. Когда собака следует за моей рукой, раздается звон, и я опять бросаю диски, если собака следует за моей рукой до места, куда я хочу положить еду. Диски и еда немедленно убираются, я продолжаю беседу с хозяевами, игнорируя собаку. Цель всей процедуры - внушить собаке, что она может брать предлагаемую еду, если я разрешаю ее взять, но если я намерен положить свою еду на свой пол, то даже самый жадный обжора не имеет права ее брать. Слабый звон, который я произвожу дисками - это предупреждение собаке, чтобы она отступила, более громкий звон и появление дисков - реакция на попытку собаки взять еду. Игнорируя собаку после всего этого, я даю ей понять что-то: "Я не имею к этому никакого отношения. В том, что происходит, виновата твоя глупость".
Большинство собак игнорирует звон дисков в первый раз, а на четвертый раз они уходят от лежащего на полу лакомства и ложатся у ног хозяина. Некоторые собаки учатся быстро, некоторые не могут научиться совсем, но таких немного.
Как и любая методика дрессировки, данная методика подходит не для каждой собаки. Хотя первоначальная цель этой вводной процедуры состоит в выработке у собаки условного рефлекса на звук как стимул, вызывающий отвращение, процесс обучения затрагивает более глубокие пласты системы ценностей собаки. Я стараюсь дать собаке понять следующее: "Ты можешь взять ту пищу, которая мне не нужна и которую я разрешаю тебе взять, но даже не думай о том, чтобы взять принадлежащую мне еду или ту, что находится около меня". То есть я предъявляю права на одну из основных собачьих привилегий, которой, как известно всем собакам, пользуются только животные более высокого ранга.
Еще больше я усиливаю эффективность дисков с помощью дополнительного упражнения. Оно тоже основано на инстинктивном представлении собак о том, что особи более высокого ранга обладают определенными привилегиями: "Если я занимаю вход в логово, не пытайся пролезть туда мимо меня".
Я встаю и иду к двери. В то же время я говорю собаке очень скучным голосом: "Оставайся на месте". Я не хочу использовать принудительные интонации дрессировщика или грозить собаке "перстом судьбы", в то же время надо как-то избежать многозначительного молчания, которое для большинства собак означает, что все внимание должно быть направлено на меня. Поэтому я жду, пока собака чем-нибудь отвлечется, а затем делаю то, что хочу. Открывая дверь, я разговариваю с хозяевами естественно, краем глаза я слежу за тем, что собирается делать собака. Полшага собаки по направлению к двери означает, что она не намерена оставаться на месте. Я бросаю диски в раскрытую дверь и дверь захлопывается. Мой разговор с хозяевами продолжается, но я ничего больше не говорю собаке. К этому моменту мы обычно произносим какую-нибудь тарабарщину, имитируя разговор. (Очень трудно найти тему для беседы, когда ваше внимание поглощено чем-то важным для вас, но вы не должны этого показывать.) После нескольких повторов упражнения собака делает полшага назад от двери, садится или ложится. Любое из этих действий немедленно вознаграждается.
После этого вы можете быть уверены, что собака сделала свой выбор.
Она будет или проталкиваться в дверь вперед вас, что, как она убеждается, дело нестоящее, или ясно покажет вам, что не будет этого делать и за такое поведение будет награждена. Только очень глупая собака не усваивает эту разницу почти сразу же. К этому моменту и вы уже, без сомнения, поняли, что, при всем различии приемов, критерии здесь совершенно такие же, как те, что рассмотрены в главе Методика положительного подкрепления. При условии, что собака реагирует так, как мы ожидаем, можно применять принципы отрицательного/положительного подкрепления при коррекции почти всех проблем поведения, на которые не удается повлиять с помощью других методов воздействия.
Вот типичный случай (обычно при обучении для надежности используется длинный поводок): "Впереди кошка, поохотимся. Слышим звон, пожалуй, не будем охотиться. О, смотрите-ка, если я не охочусь, то получаю что-нибудь в награду".
Как я обнаружил, небольшой процент собак, которые не реагируют на правильное применение дисков, хорошо реагируют на применение другого сигнального устройства. Это наполненная газом емкость с сигнальным свистком, который издает высокий пронзительный звук. Его применение должно быть весьма ограниченным, потому что тут используется пугающий эффект звука, тогда как диски дают обучающий эффект. К примеру, когда я применяю диски впервые, большинство собак не реагирует; эффект возрастает медленно и постепенно с каждым применением дисков. Когда я пользуюсь сигнальным устройством, результат обычно бывает немедленным, но эта реакция вызвана страхом и не совсем то, к чему мы стремимся в идеале.
Если рядом с вами живет собака, все, что вам нужно - понимать правила. Поэтому я стараюсь прибегать к звуковой терапии, вызывающей отвращение через страх, только в тех случаях, когда альтернативой является усыпление животного. Например, если собака охотится за овцами, стремясь их задрать, а семья живет в местности, где разводят овец, и поэтому проблему нельзя игнорировать, а применение дисков не приносит желаемого эффекта. Интересно отметить, что за годы, в течение которых звук используется для прекращения нежелательного поведения собак, лишь немногие собаки не поддались воздействию этого метода.
Лишь в редких случаях я использую вкус в качестве обучающего средства, прежде всего - для обучения собак, которые грызут специфические предметы вроде электрического кабеля. Собаки при этом подвергаются вполне реальной опасности погибнуть. Для этих целей я меняю продукт, который называется "Горькое яблоко". Он не токсичен, но на вкус отвратителен. Очевидно, что при опрыскивании опасных предметов вроде открытых кабелей, веществом с неприятным вкусом, попытка взять их в пасть становится отрицательным опытом и тем самым проблема снимается.
Если проблема связана со стремлением грызть различные предметы и ее возможная связь с периодом прорезывания зубов или тревожностью была вами учтена, то могу порекомендовать следующую процедуру, которая оказалась эффективной. Например, собака грызет ножки у вашего стола эпохи королевы Анны (для собаки он - всего лишь кусок дерева).
Средство должно быть чрезвычайно неприятным для собаки, если вы хотите добиться гарантированного успеха. Вам понадобится бутылка
"Bitter Apple" ("Горького яблока") в аэрозольной упаковке, две салфетки и дешевые духи. Побрызгайте на одну салфетку духами, сильно разбавив их водой, а на другую "Горьким яблоком". Предложите собаке подушенную салфетку и, как только она понюхает ее, засуньте салфетку с "Горьким яблоком" в пасть собаке и подержите ее закрытой в течение нескольких секунд - это очень неприятно.
Затем возьмите любимую игрушку (но такую, чтобы не жалко было выбросить), которую собака всегда хватает, как только увидит.
Опрыскайте ее "Горьким яблоком" и оставьте где-нибудь в доступном месте. В нескольких дюймах от игрушки, с той стороны, откуда пойдет собака, распылите водный раствор духов. Ваша собака приблизится, учует запах дешевых духов и либо вспомнит предшествующий опыт, либо проигнорирует его. В любом случае запах зафиксируется в ее памяти.
Если она подойдет, чтобы схватить игрушку она выплюнет ее и забегает по комнате, отплевываясь и отряхиваясь. Теперь игрушку можно выбросить и заменить чем-нибудь другим.
Затем распылите разведенные водой духи на расстоянии нескольких дюймов перед теми вещами, которые вы хотите уберечь от собачьих зубов. Излюбленные предметы тоже надо опрыскать "Горьким яблоком".
Смысл в том, что вы с помощью запаха даете собаке сигнал о том, что продолжение тех действий, на которые она настроилось, ничего хорошего не сулит. Поскольку духи разбавлены водой, запах, который способен воспринять человек, полностью исчезает. Чувствительность органов обоняния собаки ведь в сотни тысяч раз превышает нашу.
Приближаясь к намеченной жертве, чтобы ее пожевать, собака чует запах-сигнал. Исходя из прошлого опыта, собака думает: "Только не это!" - и пятится назад.
Все эти средства отрицательного подкрепления (кроме пронзительного сигнала тревоги) для собаки значат то же, что словесная команда:
"Отойди!" - или звяканье дисков, или слабый запах духов, если используется "Горькое яблоко".

Вся концепция отрицательного подкрепления состоит в том, что средство принуждения должно быть безусловно эффективным, а предупреждение ясным