• Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
  • Evgeniya Volchkova | Персональный сайт Волчковой Евгении

Содержание

Введение.
Глава 1. Из истории вопроса.
§ 1. Общие представления о гипнозе.
- глубина гипноза
- основные фазы гипноза
- основные типы гипноза
- методы гипноза
- механизмы гипноза и внушения
- роль сознания и внимания в гипнозе и внушении
Глава 2. Гипноз животных

§ 1. Через дымку таинственности к научному подходу
§ 2. Гипноз человека и животного по Павлову
§ 3. Различие гипноза у человека и у животного
- состояние гипноза у человека
- животный гипноз
- эксперименты по изучению животного гипноза
Глава 3. Телепатия в животном мире
§ 1. Невербальные методы гипноза - метод мысленной суггестии
- научный подход к телепатии
- что такое телепатия
- техника передачи мыслей на расстоянии
§ 2. Телепатия между человеком и животным
- влияние на расстоянии
- чтение мыслей
- коммуникация
§ 3. Магические способности животных
§ 4. Опыты В.Л. Дурова и В.М. Бехтерева по суггестии и телепатии на животных
- опыты
Глава 4. Выявление телепатической связи и гипноза на примере собственной собаки
§ 1. Телепатия
- общие правила
- Эксперимент 1. Влияние на расстоянии
- Эксперимент 2. Прекращение нежелательных действий
- Эксперимент 3. Подзыв
- Эксперимент 4. Стойка
- несколько полезных советов начинающим телепатам
- тесты и упражнения по телепатии
§ 2. Гипноз
Заключение
Список литературы

Введение

Гипноз столь же стар, сколь и само человечество. Он использовался служителями различных культов для укрепления веры в "чудесные исцеления", для показа различных видений религиозного характера. Гипноз является составной частью искусства колдовства и используется колдунами, знахарями, шаманами различных стран и народов. Какую бы природную силу воли не имел человек, он всегда рискует подчиниться влиянию другого человека, даже менее сильного духом, но основательно изучившего правила гипнотизирования, личного влияния, внушения и самовнушения. Достигнуть способности гипнотизировать - значит уметь привлекать, навязывать и внушать окружающим свои мысли и желания.

Клинописные таблички, найденные в междуречье Тигра и Евфрата, свидетельствуют о том, что древнейшему из известных нам культурных народов мира, шумерам, гипноз был известен еще в четвертом тысячелетии до Рождения Христова, и они использовали его тогда точно так же, как это делается в наше время. Известно, что в древнем Египте гипноз применялся как терапевтическое средство. Так, в папирусе Эберса, возраст которого составляет три тысячи лет, описаны методы применения гипноза целителями того времени. Египетские жрецы были одновременно и народными врачами. И древним грекам был известен гипноз и храмовый сон. Больные, пришедшие в храм, должны были вначале на протяжении некоторого времени придерживаться определенной диеты. Следующим этапом подготовки к собственному лечению были благовонные ванны и ритуальные омовения. Гипноз в форме храмового сна сохранялся вплоть до середины четвертого века. Затем наследие жрецов начали постепенно прибирать к рукам христианские монахи, которые занимались чудесными исцелениями с помощью молитв, святой воды, мощей святых великомучеников и наложения рук.

С давних пор гипноз остается тайной, это является основной причиной повышенного внимания к этому явлению. Дымка таинственности существует и поныне.

Итак, гипноз представляет собой состояние, отличное по своим проявлениям как от бодрствования, так и от естественного сна. Несмотря на значительное число работ, посвященных выявлению физиологической и психологической природы гипноза, сущность самого феномена гипноза является предметом острых научных споров, в которых обнаруживается как противоречивость отдельных эмпирических фактов, так и уязвимость теоретических позиций. Выделение из союза психологии с медициной такого направления, как гипнология, безусловно, прогрессивное явление. От раскрытия природы феномена гипноза мы пока, несмотря на важные подсказки, уходящие своими корнями в систему Павловских представлений, все еще, весьма далеки. Вместе с тем многочисленные данные по гипнозу и внушению не вызывают сомнений в клинической реальности и самостоятельности этого качественно особого состояния.

Значение гипноза хорошо раскрывается в высказываниях Шарко и Кюби: «Между правильным функционированием организма и спонтанными нарушениями, вызванными болезнью, гипнотизм занимает промежуточное положение и открывает путь к эксперименту. Гипнотическое состояние – это не что иное, как искусственное или экспериментально вызванное нервное состояние, многочисленные проявления которого возникают или исчезают в зависимости от потребности исследования по воле наблюдателя. Рассматриваемый таким образом гипноз становится драгоценным, неисчерпаемым источником исследований как для физиолога и психолога, так и для врача».[1] «Гипноз находится на пересечении всех уровней физиологической и психологической организации, и феномен, называемый гипнозом, когда он полностью будет понят, станет одним из важнейших инструментов для изучения нормального сна, нормального состояния бодрствования и постоянного взаимодействия нормальных, невротических и психотических процессов».[2]

Гипноз имеет богатое прошлое и является источником большинства современных психотерапевтических приемов и играет первостепенную роль в психопатологии и экспериментальной психотерапии. Гипноз – феномен изменчивый, ускользающий, неуловимый и все же реально существующий. Все эти качества в достаточной мере объясняют интерес, который он вызывает. Гипноз – это специализированный психиатрический метод, и как таковой он создает аспект отношений врач-больной. В психиатрической практике гипноз является вспомогательным средством для исследования, диагностики и лечения. Он может быть также полезным и в других областях медицинских исследований и практики.

В мире животных случаи гипноза часто наблюдаются в повседневной жизни. Некоторые беспозвоночные в определенных условиях впадают в состояние, напоминающее каталепсию. Вместе с тем одни животные могут гипнотически воздействовать на других. С теоретической точки зрения гипноз животных поднимает прежде всего проблему биологического значения. Для И.П. Павлова (1951) гипноз животных - это рефлекс самосохранения: если животное не находит спасения в борьбе или бегстве, оно становится неподвижным, чтобы не вызывать своими движениями агрессии нападающей силы. Фрейд (1951) высказывается аналогично: «Особенность гипнотического состояния заключается в чем-то вроде паралича воли и движений, являющегося результатом влияния всемогущего лица на беспомощного, беззащитного субъекта; эта особенность приближает нас к гипнозу, который вызывается у животных посредством страха».

Изучение природы гипноза подняло другую проблему. В своих объяснениях авторы отдавали предпочтение тому или другому аспекту феноменов. Одни рассматривали гипнотическое состояние в плане эмоциональных сдвигов (страх, подчинение), другие - в нейрофизиологическом аспекте (тонический рефлекс, корковое торможение). Но ни одно из этих объяснений не представляется удовлетворительным: они односторонни проводят жесткую грань между психическими и физическими факторами. Более синтетический подход к проблеме предложен Шильдером (1926). Придавая большое значение физиологическим факторам, автор подчеркивает, что не только они должны приниматься во внимание, т.к. нельзя еще сказать с полной уверенностью, что двигательная заторможенность у животных является результатом лишь изменения состояния моторики и не связана с психическими сдвигами. Этот двойной аспект можно обнаружить и в гипнозе человека. Впрочем, в более общем плане Шильдер считает, что, несмотря на вариации, обусловленные различием строения мозга, гипноз животных и гипноз человека идентичны. Он открыл в объяснении гипноза человека новую перспективу, связывая мотивационный и соматический факторы. Автор считает, что гипноз – это регрессивный процесс, который можно вызвать с помощью физических (сенсомоторные ограничения) или психических средств. По мнению Кюби, ситуация человека, вынужденного длительно фиксировать взглядом одну точку, аналогична той, в которой находится животное с неподвижно фиксированной головой. Эта аргументация впервые устанавливает связь между гипнозом жи­вотных и гипнотическим состоянием человека «через посредство аппарата организма, имеющего жизненно важное значение для поддержания контакта со стимулами внешнего мира».

В гипнозе животных кажется суще­ственным элемент ситуации, т. е. изменения, происходящие в физических и эмоциональных отношениях между животным и его окружением. В результате различных манипуляций животное подчиняется определенному «сенсорному ограничению», на которое оно реагирует, впадая в состояние оцепенения, неподвижности (такое состояние можно интерпретировать как регрессивное). Следует отметить, что для достижения гипнотической неподвижности не всегда бывает достаточно насильственной обездвиженности. Иногда для этого требуется еще поместить животное в неудобное положение, т.е. добавить к вынужденной неподвижности необычную для животного позу, что изменяет его «способ существования в мире» и обусловливает «психический стресс».

Глава 1. Из истории вопроса

§ 1. Общие представления о гипнозе

 

Термин гипноз[3] (от греческого hypnos - сон) был впервые предложен в 1843 г. английским хирургом Д.Брэдом (1795-1860). В 1841 году в Манчестере ему довелось присутствовать на сеансе, который проводил швейцарский магнетизер Лафонтен. Увиденное показалось Брэду неправдоподобным, и он решил сам изучить предмет с тем, чтобы разоблачить Лафонтена. Брэд начал проводить опыты, используя в качестве подопытных свою жену, приятеля и своего слугу. Для того чтобы погрузить их в сон Брэд заставил их смотреть на блестящую застежку футляра для хирургических инструментов, которую он держал перед их глазами на уровне переносицы - как хирург-офтальмолог он знал, что фиксация взгляда на блестящем предмете приводит к быстрой усталости глаз. Этот искусственно вызванный сон Брэд назвал "гипнозом". На основе своей теории он разработал чрезвычайно простой метод, позволяющий вводить в сон людей и животных. Брэд помещал на расстоянии примерно 20 см. от глаз пациента примерно на высоте его переносицы блестящий предмет, например, стеклянную призму. Путем простой фиксации взгляда пациента на этом предмете и словесного внушения он в большинстве случаев уже через несколько минут погружал его в состояние гипноза, то есть в состояние неполного сна, во время которого пациент слышал голос гипнотизера и выполнял его команды. Гипнотизируемый мог двигаться и выполнять различные действия, которые были ему внушены и которым он не сопротивлялся, поскольку не воспринимал их критически.

Существенный шаг в научном разъяснении явлений гипноза сделал французский врач в Нанси Льебо, лечивший гипнотическим внушением больных и тоже написавший об этом методе интересное сочинение. Видную роль в истории вопроса сыграл знаменитый невропатолог Шарко, демонстрировавший в парижском госпитале явления гипноза. Он рассматривал гипноз как особое нервное состояние, вызываемое физическими приемами. Однако Шарко встретил резкого противника своих взглядов в лице профессора Бернгейма, вызывавшего гипноз путем словесного внушения и рассматривавшего сам гипноз как внушенный сон и все явления, наблюдаемые в гипнозе, как результат одного лишь словесного внушения. Эти разноречия сыграли затем большую роль в выяснении явлений гипноза, почему названные четыре исследователя и должны считаться основоположниками учения о гипнозе.

Что же такое гипнотическое состояние? Известно, что Шарко рассматривал его как особое нервное состояние, подобное истерии, Бернгейм - как внушенный сон, некоторые признавали его за особую эмоцию или душевное волнение (аффект), а В.М. Бехтерев признавал правильным рассматривать его как особое видоизменение сна.

Опровергая мнение Шарко, Бехтерев говорит о том, что гипнозу в той или иной степени поддается большинство людей, если не все. Признать же всех истеричными, очевидно, нельзя. Этой теории нанесен был окончательный удар, когда выяснилось необходимость признать гипноз и у животных за явление, совершенно аналогичное и родственное человеческому гипнозу. Если гипноз наблюдается и у животных, то вполне естественно, что корни его происхождения находятся глубоко в органическом мире. У целого ряда животных, от низших до высших, мы наблюдаем особое состояние "оцепенения", или явления так называемой мнимой смерти, которые у тех же животных могут быть вызываемы и искусственно. Каков биологический смысл этих явлений, характеризующихся внезапной скованностью движений? Наблюдения показывают, что они развиваются при внезапном появлении опасности. Таким образом, ясно, что во всем животном мире, до человека включительно, мы имеем общий тормозной рефлекс, развивающийся при условиях внезапных раздражений, поражающих мимико-соматическую сферу. Хотя этот рефлекс приводит в отдельных случаях к гибели индивида, в общем, однако, он является защитным, а, следовательно, и полезным. Полезность этого тормозного рефлекса видна из того, что состояние оцепенелости является в большинстве случаев в полной мере спасительным средством для животного (жучок, принимая неподвижное положение, становится менее заметным как цель для хищников).

Указанное состояние оцепенелости, наблюдаемое в природе, и есть прообраз гипнотического состояния. То, что мы называем гипнозом, является лишь искусственным воспроизведением общего тормозного рефлекса в виде сноподобной оцепенелости в той или иной степени.

Итак, установлено, что гипноз животных является совершенно аналогичным гипнозу у людей, а у животных о словесном внушении не может быть и речи. То есть не оставляет сомнения то, что гипноз вызывается не одним внушением и что физические воздействия оказываются иногда более действенными, чем словесное воздействие в форме внушения. С другой стороны, нельзя признать безоговорочно и то сближение гипноза и сна, доходящее почти до отождествления, которое делает Бернгейм. Гипноз и сон при известных чертах сходства имеют и существенные различия. Так, с гипнотиком можно говорить и получать от него ответы; далее, во время гипноза наблюдается повышенная внушаемость, каковой не бывает в обыкновенном сне: загипнотизированного можно заставить путем внушения автоматически ходить, выполнять те или иные действия и т.п. Это и послужило для Бехтерева в свое время основанием к тому, чтобы признать гипноз не за сон, хотя бы и внушенный, а за своеобразное видоизменение сна, точнее - "родственное сну состояние".

К сказанному следует добавить, что гипноз отличается от обыкновенного сна еще одною особенностью, так называемым раппортом[4]. В глубоком гипнозе между гипнотизером и гипнотизируемым устанавливаются особые отношения: второй слышит слова только первого, подчиняется ему во всем, исполняет его внушения беспрекословно, тогда как на воздействия сторонних лиц он совершенно не реагирует.

Итак, гипноз можно рассматривать как временное состояние суженного сознания и сконцентрированного внимания, вызванное действием гипнотизера (гетерогипноз) или воздействием на собственную личность (аутогипноз), обусловленное повышенной внушаемостью и гипнабельностью, что проявляется снижением уровня мышления, волевого контроля и эмоционального настроя. Действие-гипнотизера направлено на личность гипнотизируемого, а при воздействии на собственную личность происходит изменение самосознания. Все эти действия сводятся к восприятию какой-либо информации[5]. В этом плане понятие информация имеет сходство с понятием "энергия"[6]. Используя понятие энергия, можно сказать, что гипнотизер вводит в состояние гипноза других людей, тем самым обладает большей психической энергией. Рассматривая психофизиологические механизмы гипноза, следует различать две стороны этого вопроса.

Первая - это механизмы развития гипнотического торможения как такового. Однако само торможение не является ни гипнозом, ни его частью, а лишь условием для его возникновения.

Вторая - это условия и предпосылки действенности словесных внушений в гипнозе, то есть механизмы реализации словесных внушений.

 

Глубина гипноза

 

Многие люди представляют себе гипноз как глубокий транс, своего рода бессознательное состояние, в котором становятся доступными самые глубинные слои психики. Однако подобная глубина гипноза достигается лишь примерно у 20% пациентов. Большинство же из них достигают гипноза лишь средней глубины, чего, однако, вполне достаточно для обеспечения контакта с подсознанием и эффективного внушения.

В основном принято различать три степени глубины гипноза:

1. Легкий гипноз (состояние легкого расслабления, при котором сознание полностью активно. В этом состоянии пациент уже может принимать и выполнять простые внушения - гипноз в состоянии бодрствования);

2. Гипноз средней глубины (расслабление становится более глубоким, сознание почти неактивно, выполняются все внушения, которые не противоречат структуре личности);

3. Глубокий гипноз (полное расслабление, сознание полностью отключено. Выполняется даже совершенно нелогичные внушении. После снятия гипноза у пациента о нем не остается никаких воспоминаний).

 

Основные фазы гипноза

 

Гипноз возникает при переходе части клеток коры головного мозга в состояние торможения. При этом возникает разобщенность работы отдельных участков коры, которая приводит к развитию фазовых состояний.

В состоянии бодрствования внешние раздражители вызывают соответствующую ответную реакцию нервных клеток: слабый раздражитель - слабую, сильный - сильную.

По мере развития тормозных процессов в коре головного мозга пропорциональность меняется. Существует несколько характерных, тормозных фаз в деятельности коры мозга гипнотизируемого. При уравнительной фазе гипноза и слабые, и сильные раздражители дают одинаковый эффект - слабую реакцию. При парадоксальнойфазе гипноза - слабые раздражители приводят к сильной реакции, сильные - наоборот. Парадоксальную фазу гипноза И.П. Павлов назвал фазой суггестии. Слово - слабый раздражитель - приобретает сильное значение. При ультрапарадоксальнойфазе гипноза тормозные раздражители дают положительную реакцию, а положительные раздражители любой силы приводят кору в тормозное состояние.

 

Основные типы гипноза

 

I тип гипноза:летаргия - характеризуется тем, что при погружении в ту или иную глубину гипноза тело человека расслабляется все больше и больше.

II тип гипноза: каталепсия - характеризуется тем, что возникает подергивание мускулатуры. Тело человека по мере засыпания и углубления гипноза становится все более и более крепким, мышцы человеческого тела напрягаются все больше. Каталептический тип гипноза ближе всего стоит к гипнозу животных.

III тип гипноза:сомнамбулизм - характеризуется тем, что в нем наблюдается ряд интересных явлений автоматизма. Сомнамбулизм - гипнотический максимум, его вершина, апофеоз. Для него характерно полное управление полем сознания. Состояние это является настолько всемогущим, что в нем можно моделировать у гипнотика летаргию и каталепсию со всеми их проявлениями.

 

Методы гипноза

 

К аудиовизуальным методам гипноза относятся все те приемы гипнотизации, в основе которых лежит воздействие на слуховой и зрительный анализаторы в коре головного мозга суггеренда. К первой группе методов относятся: вербальный и фракционный гипнозы, а также постгипноз. Ко второй группе методов относятся фиксационный и фасцинативный гипнозы. Подробнее остановимся на вербальном методе.

 

Вербальный гипноз (традиционный гипноз)

 

Гипноз - это одно из бесконечно возможных вербально суггестированных наяву состояний. У человека гипноз и суггестия чаще всего тесно связаны друг с другом: с одной стороны, одним из наиболее употребительных способов, с помощью которого можно вызвать гипноз, является вербальная суггестия, и с другой - само гипнотическое состояние в значительной степени повышает восприимчивость к суггестии и ее эффективность, что широко используется в гипнозе.

Все чудеса суггестии можно получить при полном бодрствовании при помощи различных вербальных и невербальных суггестивных воздействий. Так в основном и делалось великими и малыми суггесторами всех времен и народов. Но гипнотический сон[7] великолепен как физиологический скальпель, позволяющий отсекать целые массивы памяти. Сомнамбулическая стадия гипноза "способна" воздвигнуть в мозгу человека ту "башню молчания", без которой немыслимо представить себе направленную изоляцию и разложение психических функций на более элементарные и самостоятельные единицы, могущие сделаться объектом поэтапного и последовательного освоения. Роль гипноза как метода исследования приобретает первостепенное значение.

Традиционно погружение испытуемого в гипноз производится гипнотизером при помощи специальных формул вербальной суггестии, т.е. слов, напоминающих испытуемому те состояния, которые человек испытывает перед погружением в обычный физиологический сон.

Вербальный гипноз следует проводить в естественной, спокойной, сдержанной манере. Очень важно, чтобы слова произносились отчетливо, а вся речь была ритмичной. Большое значение имеют паузы: испытуемые могут не только услышать команды, но и среагировать на них. Только после этого можно продолжать суггестию.

 

Механизмы гипноза и внушения

 

Какое же условие обязательно для психотерапевтического воздействия? Вера пациента в его целительные свойства, то есть убежденность в реальном существовании таких целительных свойств. Убедить же человека в реальности чего бы то ни было можно двумя основными путями. Первый путь предполагает обращение к логике, к аналитическим способностям человеческого ума, к способности сопоставлять факты и делать из них правдоподобные заключения. Именно таким путем идет хороший врач, обосновывая необходимость хирургической операции или назначения определенных лекарственных веществ. Существует и другой способ заставить человека поверить в реальность желаемых изменений состояния его здоровья, когда пациент прямо, некритически усваивает истинность утверждений целителя. Здесь главное - безусловное доверие врачу, вера в его авторитет. В сущности, любой хороший врач использует оба начала, оба способа общения с пациентом.

Можно сказать, что существование этих двух путей воздействия на психику человека в известной мере предопределено разграничением функций больших полушарий головного мозга - асимметрией их работы. Дело в том, что анализ, логическое мышление и оперирование абстрактными понятиями в основном прерогатива левого, в то время как чувственное, непосредственное, конкретно-образное восприятие действительности - правого. Исследования электрической активности мозга человека показали, что стереотипная деятельность, не требующая контроля сознания за каждым этапом осуществляемых операций, ведет к относительному преобладанию правого полушария, в то время как появление элементов новизны или усложнение выполняемых действий влечет за собой смещение фокуса максимальной электрической активности в левое полушарие. Динамическое взаимодействие двух полушарий мозга зависит от индивидуальных особенностей каждого человека. У людей, принадлежащих к так называемому художественному типу (у них преобладает образный, чувственный стиль мышления), на всех этапах решения творческой задачи правое полушарие активнее. У людей же мыслительного типа, склонных к анализу и оперированию абстрактными понятиями, при решении такой же задачи активнее левое полушарие.

Прежде чем обсуждать механизм внушения, следует поговорить о такой свойственной только человеку форме отражения действительности, как сознание. Именно для этого и необходимо остановиться на асимметрии работы больших полушарий мозга.

"Сознание - это мышление вместе с кем-то", - заметил Е. Сингер еще в 1929 году. Или более полное определение: сознание - оперирование знанием, которое с помощью слов, математических символов, образов художественных произведений может быть передано другим людям, в том числе другим поколениям в виде памятников культуры. Подобную точку зрения разделял и З. Фрейд: "...действительное различие между бессознательным и предсознательным представлениями заключается в том, что первое совершается при помощи материала, остающегося неизвестным (непознанным), в то время как второе связывается с представлениями слов". Исследования последних лет показали, что в случае травм или различных заболеваний мозга сознание сохраняется тогда, когда сохраняются анатомические и функциональные связи познающих зон коры мозга с речевыми структурами левого полушария.

Так как же происходит внушение? Есть все основания предположить, что при внушении психотерапевт (гипнотизер, целитель) обращается преимущественно к правому (чувственному, образному) полушарию. Более того, он заинтересован в известном преобладании этого полушария, в освобождении от критического, анализирующего контроля за истинностью внушаемых представлений со стороны левого. Рядом исследователей было показано, что по мере гипнотизации человека у него нарастает электрическая активность именно правого полушария, она начинает преобладать над активностью левого.

Поскольку гипнотизер производит внушения с помощью слов, то в момент его контакта с пациентом на фоне преобладающей активности правого полушария возникают очаги повышенной активности и в передних отделах левого полушария, отвечающих за речь.

Современные результаты изучения электрической активности мозга, данные психологических экспериментов поразительно точно подтверждают гипотезу, более полувека тому назад (еще до того, как была открыта асимметрия работы мозга) выдвинутую И.П. Павловым: "...при самых первых степенях гипнотического состояния... вместо обычно первенствующей в бодром состоянии работы второй сигнализационной системы (речевой, связанной с левым полушарием) выступает деятельность первой (образной, связанной с правым полушарием)..., освобожденной от регулирующего влияния второй системы. Отсюда хаотический характер этой деятельности, не считающейся больше или мало считающейся с действительностью и подчиняющейся главным образом эмоциональным влияниям подкорки".

Опыты с преимущественно правополушарной деятельностью (зрительная память и фантазии) и с левополушарной деятельностью (арифметический счет в уме и устные задачи) продемонстрировали различие между внушаемыми и маловнушаемыми людьми. Измерялись время реакции на стимулы, подаваемые раздельно в левое и правое полушария. Оказалось, что после введения испытуемых в состояние гипноза информационные процессы протекают в правом полушарии достоверно быстрее, чем в левом.

Роль сознания и внимания в гипнозе и внушении

Говоря о формах отражения, нужно отметить, что сознание - особый уровень (психического) отражения действительности в мозге и присущий только человеку. А внимание - это механизм, который регулирует психическое отражение. Другими словами, необходимым условием для осуществления восприятия и познания окружающей среды является внимание. Вниманием называется направленность и сосредоточенность сознания человека на тех или иных предметах и явлениях внешней или внутренней среды (окружающего мира). Используя различные предметы гипнотизации, гипнотизер заставляет человека концентрировать свое внимание или на своих ощущениях, или на своих представлениях. Таким образом, переходя от абстрактно-обобщенного отражения к конкретно-чувственному, человек перестает широко оперировать образами и понятиями. Благодаря вниманию, определенный объект осознается ясно и отчетливо, все остальное как бы оттесняется в сторону и остается на периферии сознания. Благодаря концентрации внимания на ощущениях и представлениях (воображения), гипнотизер сужает сознание человека, а затем подавляет его, и "человеческий разум засыпает". Следует отметить, что внимание формируется и развивается в процессе развития личности. Так, например, при неустойчивости внимания люди легко отвлекаются от того или иного предмета, что неблагоприятно отражается на их гипнабельности и внушаемости.

 

Глава 2. Гипноз животных

 

§ 1. Через дымку таинственности к научному подходу

 

Опыты чешского физиолога И. Чермака, немецкого физиолога В. Пейера, а также оригинальные работы и эксперименты русского физиолога В.Я. Данилевского приблизили разгадку сущности гипноза. Эти ученые доказали, что явления гипноза могут быть вызваны и у животных. Еще в 1646 г. в труде "Чудодейственный эксперимент с воображением курицы" ("Experimentum mirabile deimagionatione gallinae") АнтанасиусКиршер (Kirscher) опубликовал сообщение о своем "чудесном" эксперименте, суть которого будет рассмотрена ниже[8]. Более чем через два столетия, Иоган Чермак (Johan Nepomak Czermak, 1828-1879) вызвал подобное состояние у кур и гусей, раков, мелких певчих птиц и уток не только таким же способом, но и иными приемами. Опыты по гипнозу животных проводил и немецкий физиолог В. Пейер, который молниеносно придавал кроликам, морским свинкам и птицам неудобное положение и удерживал их в нем. При этом ученый отметил у животных не только восковидную гибкость мышц, которая позволяет придавать им нелепые позы, но и полную потерю чувствительности.

Профессор Харьковского университета В.Я. Данилевский (1852-1939) дал экспериментальное обоснование того, что природа гипноза человека и животных едина. А в 1891 году на IV съезде Общества русских врачей в Москве он выступил с докладом: "Единство гипнотизма у человека и животных". В.Я. Данилевский подвел итоги многолетних, начавшихся с 1874 г. исследований, проведенных им на самых разных представителях животного царства - лягушках, ящерицах, змеях, тритонах, черепахах и крокодилах, на вьюнах, камбалах и электрических скатах, на речных раках и морских крабах, лангустах, омарах и каракатицах. Все эти многочисленные эксперименты свидетельствуют об одном, гипноз - вполне естественное явление, оно может быть вызвано не только у человека, но и у самых различных животных, а явления, наблюдающиеся у них, глубоко сходны с симптомами гипноза человека. У них наблюдаются окоченение тела, застывание конечностей в любых приданных им положениях и т.п. Выводы, сделанные этими физиологами, опровергли теорию Бернгейма, который утверждал, что "гипноза нет, есть только внушение". Таким образом, гипноз как определенное состояние того или иного организма существует и неравнозначен внушению. Кроме того, В.Я. Данилевский доказал несомненное участие в гипнозе коры головного мозга. Поставленная Сеченовым проблема исследования рефлексов головного мозга и их роли в поведении человека и животных получила свою дальнейшую творческую разработку не только в школе И.П. Павлова, но и в школе А.А. Ухтомского (1875-1942), которые достойно приняли эстафету "отца русской физиологии".

 

§ 2. Гипноз человека и животного по Павлову

 

Великому русскому ученому И.П. Павлову принадлежит заслуга исследований сфер гипноза. В 1923 г. И.П. Павлов высказал мысль о тождестве торможения во время гипнотического и естественного сна. Раскрывая физиологические механизмы сна, И.П. Павлов определил истинную природу гипноза. Состояние гипноза у человека и животных вызывается и развивается в тех же условиях и по тем же законам, что и нормальный сон. Гипноз - и нормальный сон имеют одну и ту же основу - торможение коры больших полушарий головного мозга.

По существу, гипноз и сон имеют некоторые особенности. Если сон - это иррадиированное торможение, разлившееся по коре больших полушарий без наличия очагов сильного возбуждения, то гипноз - "очень медленно наступающий сон, то есть сон, который ограничивается сперва очень маленьким, узким районом, а потом все расширяется, доходит до подкорки, оставляя нетронутыми лишь центры дыхания, сердцебиения и т.д., хотя и их в известной мере ослабляет" (И.П. Павлов).

В состоянии гипноза торможением охвачены только части коры больших полушарий; это нечто иное, чем частичный, парциальный сон, постепенно распространяющийся из основного пункта, с расхождением функций мозга. Расхождение функций мозга, по И.П. Павлову, - это особое состояние загипнотизированного, когда он слышит и понимает обращенную к нему речь, когда ему можно даже давать какие-либо задания, а "рядом с этим он потерял власть над своей скелетной мускулатурой, не может изменить положение частей своего тела, хотя бы этого и хотел".

В опытах на животных И.П. Павлов установил, что слабые длительно воздействующие раздражители, утомляя корковые анализаторы через один из органов чувств - слух, зрение, осязание, температурные рецепторы кожи, быстрее всего вызывают сонливость - тормозной процесс в коре головного мозга. Особенно активными тормозными агентами являются кожно-температурные раздражители. Как было установлено, сон может развиваться не только при общем утомлении головного мозга, массы нервных клеток коры, но и от истощения какого-либо изолированного участка коры при длительном воздействии раздражителя, падающего на эту группу клеток. И по Л.А. Орбели, "... нормальный физиологический сон так же, как и сон гипнотический, представляет собою неполное торможение коры".

С этих позиций становятся понятны и механизмы гипнотического сна и условия его возникновения. Основные физические законы, установленные для обычного сна, действуют при развитии гипноза. Отдельные симптомы гипнотического состояния и различные вариации нормального, физиологического сна могут быть объяснены различными степенями экстенсивности и интенсивности тормозного процесса. В частности, "...в сонном состоянии всегда есть бодрые деятельные пункты в больших полушариях, как бы дежурные, сторожевые пункты". И.П. Павлов иллюстрирует это положение случаями сна при ходьбе и езде верхом, когда торможение ограничивается только большими полушариями и не достигает нижележащих центров. Крепко спящая мать пробуждается при малейшем шорохе ребенка, в то время как другие, даже более сильные раздражители не будят ее; многие люди просыпаются в назначенное для себя время и т.п. И.П. Павлов говорил, что "никакой противоположности между бодрствованием и сном, какую мы обыкновенно привыкли себе представлять, не существует. Все дело сводится только к преобладанию, при известных условиях, то бодрых, то сонных пунктов в массе больших полушарий. Очевидно, что все часто поражающие явления человеческого гипноза есть понятный результат того или иного расчленения больших полушарий на сонные и бодрые отделы".

Таким образом, обычный нормальный сон и гипноз - явления одного и, того же порядка, различающиеся между собой только количественно, но отнюдь не качественно.

Это положение наглядно подтверждают следующие факты: если оставить человека в гипнозе, не пробуждая его, то вскоре его частичный сон (частичное торможение) перейдет в обычный естественный сон (общее торможение) и он проснется сам от действия какого-либо внешнего фактора. С другой стороны, существуют способы, применив которые, можно перевести человека из обычного сна в гипнотический, то есть разлитое торможение коры сделать локализованным, частичным ("парциальным"). Исходя из сказанного выше, последователи павловской школы делают вывод, что гипнотический сон физиологичен и является модификацией обычного естественного сна. Механизмы развития экспериментального сна и гипноза, описанные у животных, имеют непосредственное отношение к механизмам развития гипноза и внушения у человека. Несомненно, гипноз у человека гораздо сложнее и многообразнее. Гипнотическое состояние человека может быть вызвано не только длительно и однообразно действующими раздражителями (зрительными, кожно-механическими, температурными) или отсутствием каких-либо внешних или внутренних раздражений, но и сказанным словом.

В.М. Бехтерев, основываясь на взглядах И.П. Павлова, рассматривал гипноз как "условный сонный рефлекс". Он считал гипноз и сон едиными по своей природе процессами. В гипнотическом сне отмечается функциональное расчленение коры головного мозга на участки сна и бодрствования, определяющимися явлениями раппорта и повышенной внушаемости. Он говорил, что при гипнотическом сне "...деятельность произвольной иннервации оказалась выключенной". Во время как гипнотического сна, так и естественного сна замедляется ритм дыхания, уменьшается частота сердцебиений, уменьшается безусловная секреция слюны, замедляется обмен веществ. Исследователи, занимающиеся изучением биоэлектрической активности головного мозга, согласно концепции И.П. Павлова, рассматривают гипноз как промежуточное состояние между сном и бодрствованием.

Павлов проводил ряд экспериментов над животными. Его опыты с собаками пролили свет на психофизиологические процессы и доказали, что гипноз и внушение принадлежат к числу совершенно нормальных жизненных процессов. Павлов так резюмировал полученные результаты: «Любой постоянно действующий или систематически повторяемый раздражитель, достигающий по соответствующим нервным путям точки в коре головного мозга, рано или поздно принудительно вызывают сонливость, а затем сон или гипноз». Павлов при этом четко разграничивал врожденные «безусловные рефлексы» и приобретенные в процессе жизни «условные рефлексы».

Опыты по гипнотизированию можно проделывать со многими животными. Привести его в такое состояние можно путем испуга, фиксации глаз пристальным взглядом и ограничения подвижности. Однако И.П. Павлов подчеркивал, что при гипнозе животных и вообще при любых опытах с условными рефлексами следует считаться с самыми разнообразными реакциями со стороны животных, так что при работе с животными применение одного и того же метода не всегда вызывает одинаковые реакции. Кроме того, каждое животное по-разному реагирует на разных экспериментаторов.

 

§ 3. Различие гипноза у человека и у животного

Состояние гипноза у человека

 

У высших животных, как и у людей, существует мышление, только допонятийное, более простой формой которого является наглядно-действенное, а более сложной - наглядно-образное. Ребенок, развиваясь, также проходит через эти стадии мышления, но не заканчивает свое развитие на этом. Следующим этапом является понятийное мышление, которое представлено логической или вербальной формой. Иначе говоря, как только к механизмам ВНД прибавляется речевая функция, то можно говорить о второй сигнальной системе.

Л.С. Выготский писал, что мышление является высшей степенью обобщения. Слово при этом является единицей обобщения признаков и общения. Слово воспринимается человеком не просто как отдельный звук или сумма звуков (звуковой раздражитель), а как определенное понятие, когда в сознании происходят многочисленные операции с образами, в результате чего устанавливается его смысловое значение. Под понятием понимается единица вербального мышления, которая выражает общий, наиболее существенный признак обобщения. Если, выработав условный рефлекс на какое-либо слово, например, "тропинка", затем заменить его синонимом, например, словом "дорожка", то слово-синоним вызывает такую же условно-рефлекторную реакцию, как и то слово, на которое был выбран условный рефлекс, так как эти слова имеют один и тот же образ (субъективная картина мира) в сознании человека.

Л.А. Шварц экспериментально установила, что условным раздражителем второй сигнальной системы является именно смысловое значение слова-раздражителя, а не его звуковой образ, то есть его семантика, а не сонорика. При этом характер корковой реакции на семантику и сонорику слова может свидетельствовать о характере взаимоотношений между второй и первой сигнальной системой. Что же касается механизмов образования условно-рефлекторных связей на слово, то первично возникающая условно-рефлекторная связь на сонорику (созвучие) слова в дальнейшем гаснет, в то время как семантику (содержание) слова она упрочивает.

В свете концепции о второй сигнальной системе слово получило значение универсального условного раздражителя - сигнал сигналов. "Слово, - писал И.П. Павлов, - благодаря своей предшествующей жизни взрослого человека, связано со всеми внешними и внутренними раздражителями, приходящими в большие полушария, все их сигнализирует, все их заменяет и потому может вызывать все те действия, реакции организма, которые обусловливают те раздражения. Слово для человека есть такой же реальный условный раздражитель, как и все остальные, общие у него с животными, но вместе с тем и такой многообъемлющий, как никакие другие..."

Слово в сигнальной деятельности головного мозга заменяет непосредственный раздражитель. Это положение можно проиллюстрировать следующим примером: если ломтик лимона был бы положен в ротовую полость, то здесь бы проявилось действие безусловного рефлекса. Если человеку показали лимон, то в анализе ощущений участвует первая сигнальная система. Слово же "лимон" как условный раздражитель, адресующийся ко второй сигнальной системе, возбуждает находящуюся в тесной связи с ней первую сигнальную систему и вызывает условную физиологическую реакцию - слюноотделение.

Слово-раздражителъ может оказывать аналогичное физиологическое действие даже и тогда, когда оно не произносится, как это бывает при самовнушении.

При анализе психологических механизмов гипноза необходимо помнить, что первая сигнальная система находится в неразрывной связи со второй сигнальной системой в основе речи и мышления, что первой сигнальной системы в "чистом виде" у человека не существует. Слово отражает социально-исторический опыт человечества и индивидуальный опыт данного человека, новые словесные раздражители благодаря установившимся в коре головного мозга функциональным связям могут оживлять следы старых речевых раздражителей. Работами А.Г. Иванова-Смоленского доказано, что при словесном раздражителе могут возникать новые условные рефлексы - цепные рефлексы, все более и более отдаляющиеся от безусловных основных раздражителей.

Первая и вторая сигнальные системы не отделимы друг от друга. У человека все восприятие, представления и большинство ощущений обозначаются словом. Из этого следует, что возбуждения первой сигнальной системы, вызываемые конкретными сигналами от предметов и явлений окружающего мира, передаются во вторую сигнальную систему и обратно. Элективная иррадиация является существенно новым физиологическим принципом, проявляющимся в деятельности второй сигнальной системы и характеризующим ее соотношение с первой.

Существуют различные формы отражения мыслящим мозгом окружающей действительности. Относительно простым является конкретно-чувственное отражение, которое проявляется ощущениями, восприятием и представлением. Несравнимо более сложным является абстрактно-обобщенное отражение окружающего мира, проявляющееся логическим мышлением, возникающее на основе абстрагирующей работы человеческого мозга.

Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что из-за отсутствия у животных второй сигнальной системы, гипноз в человеческом понимании, то есть словесный, невозможен. У животных же можно говорить о некоторых явления, напоминающих гипнотическое состояние - обездвиживании. Например: во время брачного периода или полового контакта некоторые виды животных могут воздействовать друг на друга, например, у некоторых видов пауков самка пытается сожрать самца в то время, когда он за ней ухаживает, а чтобы этого не произошло, чтобы передать наследственную информацию, самец гипнотизирует самку, втыкая свои крючки ей в брюшко; оцепенение зайцев или ланей в свете автомобильных фар или "рефлекс паралича", проявляющийся в том, что мелкое животное оказывается не в состоянии своевременно убежать от крупного; прикосновение к некоторым насекомым также обездвиживает их на некоторое время. Такие явления наблюдаются и в естественной обстановке: мышь “каменеет” с широко раскрытыми глазами перед головой змеи, птица - между лап кошки, которая ее поймала. Это явление называется акинезией[9] , танатозисом[10] или каталепсией[11] . Это своеобразная биологическая защита, ибо в такой ситуации животное может восприниматься как неживой предмет или как мертвое, что увеличивает его шансы на выживание. В этом случае можно говорить о пассивной защитной реакции. Нервная система, подвергшаяся действию сильного раздражителя, согласно И.П. Павлову, переходит в состояние запредельного торможения. Это защитная реакция по отношению к клеткам нервной системы и их функциям.

Известны случаи, когда в неожиданных ситуациях человек становится “как загипнотизированный”. Например, ребенок учится ездить на велосипеде и вдруг неожиданно оказывается перед каким-то препятствием, и, вместо того чтобы его обогнуть, он смотрит на препятствие и едет прямо на него. Такое “оцепенение” в опасных ситуациях наступает и у взрослых. Оно аналогично акинезии у животных и должно считаться нормальным явлением.

Участие различных групп нервных клеток в процессе возбуждения определяет целостную деятельность организма. Наряду с процессом возбуждения действует процесс торможения. От соотношения возбужденных и заторможенных нервных клеток зависит, например, сила сокращения в соответствующей мышечной группе. От распределения возбуждения и торможения в различных двигательных клетках зависит, какие мышечные группы сокращаются.

В случае акинезии при сверхсильном раздражителе происходит торможение в тех областях головного мозга, которые связаны с движением. Это нормальный защитный организм в работе нервной системы, предохраняющий нервные клетки от истощения и гибели. Таким образом, акинезия в обстановке повышенной опасности, с одной стороны вступает как защитное поведение, а с другой, “выключая” нервную систему, предохраняет последнюю от полного истощения.

Торможение коры головного мозга объясняет механизм гипноза лишь в общих чертах. Хотя методика введения в состояние гипноза может быть самой разной, тем не менее, можно выделить следующие основные группы:

- первая - методика сильного воздействия, разработанная знаменитым французским невропатологом, психиатром и гипнотизером Шарко. Он использовал такие раздражители, как внезапный грохот за спиной того, кого собирался гипнотизировать, вспышка пламени перед его глазами или неожиданный толчок и падение на руки гипнотизера. Эта техника в определенной степени аналогична ситуациям, приводящим к акинезии у животных;

- вторая методика состоит в однообразном повторении воздействия: фиксация глазами блестящего предмета, однообразный шум или тихая музыка, поглаживание лба или висков (так называемые пассы);

- третья методика заключается в словесном внушении состояния расслабления, особое значение имеет связь с голосом гипнотизера.

Биологический смысл гипноза животных состоит в том, что при встрече с явно превосходящим по силе противником отказ от сопротивления (Павлов назвал его "рефлексом рабской покорности") блокирует агрессивный инстинкт врага и спасает жизнь капитулировавшей жертвы.

 

Животный гипноз

 

Фиксируя животное на спине или в какой-либо иной неестественной для него позе, можно вызвать состояние временной неподвижности, каталепсии. Три столетия назад было описано это явление, которое получило название "животного гипноза". Специальная серия экспериментов показала, что в основе такого состояния - острое угасание безусловного рефлекса свободы из-за безуспешности попыток животного освободиться и вернуть естественное положение тела в пространстве.

Современные методы анализа работы мозга "гипнотизированных" животных позволили установить, что активность левого полушария при гипнозе ослабевает и начинает доминировать правое, то есть при гипнозе животных асимметрия активности полушарий имеет тот же характер, что и в процессе гипнотизации человека.

На основании этих исследований можно прийти к заключению о глубоком родстве мозговых механизмов гипноза у животных и человека. И в том, и другом случае речь идет о торможении врожденного рефлекса свободы, который у человека предстает в качестве мозговых механизмов воли. Результатом этого торможения у животных оказывается двигательная неподвижность, блокирующая агрессивные реакции противника. Что касается человека, то для него более характерен переход к подражательному поведению, к отказу от самостоятельности, перенос ответственности за ситуацию на лидера-гипнотизера.

Иными словами, поведение человека в состоянии гипноза накладывается на уже созданный эволюцией механизм, один из компонентов которого - преобладание активности правого полушария. Создается впечатление, что и у животных, и у человека правое полушарие преимущественно связано с реализацией врожденных и приобретенных автоматизмов, в то время как левое вовлекается в деятельность каждый раз, когда требуется анализ новой ситуации и активный поиск оптимальных в этой ситуации решений. Состояние гипноза означает отказ от активного поиска и переход к пассивно-оборонительной реакции общего обездвиживания (у животных) или к пассивно-подражательному поведению, как это наблюдается у человека.

Если говорить о внушенном сне у человека и у животного, то внушенный сон человека отличается от гипнотического сна животных наличием у первого состояния, известного под именем раппорта. Живое слово усыпляющего, по И.П. Павлову, является особенным условным раздражителем, действующим как в сторону внутреннего сонного торможения одного, а затем и всех органов коры головного мозга, так и в сторону расторможения, то есть пробуждения от сна. Слова определенного содержания, эти "сигналы сигналов", проникающие в центральную нервную систему из внешнего мира и являющиеся реальными раздражителями, могут также вызывать тормозное состояние коры больших полушарий, известное под названием гипноз. Пользуясь именно словесными раздражителями, при определенных условиях удается вызывать внушенный сон, гипноз в различное время суток.

При наличии заторможенности мозговой коры на всем ее протяжении, за исключением отделов, служащих для восприятия слов и действий гипнотизера, исчезает всякая принципиальная разница между такими элементарными гипнотическими явлениями, как неспособность остановить бессмысленное движение рук, например, переживание собственного детства при снятии всяких воспоминаний, относящихся к другим, позднейшим периодам жизни.

Научное исследование так называемого животного гипноза (рефлекторная неподвижность, пароксизмальное торможение) восходит к XVII в., к труду А. Киршера. Курицу сосвязанными лапками кладут на доску на живот или на бок. Когда она после периода возбуждения успокаивается, на доске проводят черту мелом, идущую от ее клюва. Если ей затем развязать лапки она останется неподвижной.[12] Чтобы «разбудить» курицу, ее надо слегка ударить или зашуметь. По мнению Киршера, курица успокаивается с того момента, когда, видя бесполезность своих усилий освободиться, «покоряется своему победителю». Когда последний освобождает ее, она продолжает оставаться на месте, так как воспринимает черту как узы, сбивающие ее с толку. Таким образом, Киршер, ссылаясь на страх, покорность и воображение курицы, дает своему объяснению в некотором роде психологическую направленность, которая была подхвачена многочисленными исследователями и оказалась плодотвор­ной и в интерпретации гипноза у человека.

Это довольно мистическое объяснение было отброшено лишь в XX в. в пользу концепции, согласно которой смысл данной реакции состоит в защите от хищников (рефлекс самосохранения). Эта реакция характеризуется избирательной утратой позных реакций, которые часто сопровождаются кагатоническими симптомами (восковая гибкость). Это врожденная безусловная реакция, вызванная вестибулярными (вращение) и соматосенсорными стимулами (фиксация) и потенцируемая эмоциональным стрессом (страх).

Ученый В.Я. Данилевский, рассматривая проявления животного гипноза, считал, что изучение явлений гипноза на животных будет в дальнейшем способствовать пониманию этих явлений у человека. Он рассматривал гипноз как явление, сходное у животных и человека, и считал главным условием для его вызывания эмоцию страха. В настоящее время считается, что животный гипноз - состояние общего торможения двигательной сферы. Он представляет собой сложную поведенческую реакцию, сложившуюся в процессе эволюции. В экспериментальных условиях животный гипнотизм достигается методом обездвиживания: животному придают несвойственное ему положение и удерживают его руками в такой позе около минуты, затем животное освобождают, но оно сохраняет приданную ему позу в течение 10-20 мин., в зависимости от его индивидуальных, видовых особенностей и тренировки.

Для наглядности можно привести несколько приемов гипнотизации животных. Цыпленка держат за грудь правой рукой, а левой прижимают его спину к поверхности доски так, чтобы голова выступала за край доски и свисала. Животное быстро вращают вдоль продольной оси, правой рукой продолжают держать цыпленка в течение 15 сек., а затем руку осторожно убирают. Что касается техники, то большинство способов сводятся к тому, что животное помещают в необычное положение или ситуацию, резкий поворот на спину, фиксация взглядом, повторяющиеся падения или раскачивание сверху вниз и т.д. Кролика растягивают за передние и задние лапы, а затем с достаточным усилием прижимают к поверхности стола и удерживают в таком положении 20-30 сек. Аналогичную методику применяют к крысам, но голову животного в этом случае просовывают сквозь окно в полиуретановом листе большим и указательным пальцами одной руки, а другой производят давление на область таза и поддерживают прямое положение позвоночника. После быстрого поворота животное держат, пока не наступит неподвижность или пока не пройдут 30 сек. Следует сказать, что у крыс гораздо труднее вызвать реакцию неподвижности, некоторые сразу предпринимают попытку встать, как только их освобождают. Если кошку взять за загривок и приподнять, то также наступит обездвиживание, но если отпустить, то это состояние быстро исчезнет.

Исследования показали, что существуют значительные видовые отличия чувствительности к животному гипнозу, которая высока у лягушек, ящериц, цыплят, уток, морских свинок и кроликов, но низкая у крыс, кошек и собак. Можно предположить, что чем выше находится животное в эволюционном ряду, чем больше пластичность нервной системы, тем труднее вызвать гипноз у животных с помощью обездвиживания.

 

Эксперименты по изучению животного гипноза

 

Животный гипноз представляет собой поразительную диссоциацию между двигательным и сенсорным поведением. Анализ ЭЭГ кролика показывает, что начало неподвижности не сопровождается ЭЭГ - признаками сна. ФМС[13] возникает через 10-20 мин. и может пребывать под влиянием сенсорных стимулов, которые обычно не вызывают двигательного пробуждения животного. По Клемму (1969 г.), реакция неподвижности сопровождается усилением активности понтобульбарной формации (продолговатый мозг), нисходящая проекция которой может вызвать торможение специальных мотонейронов. Кора больших полушарий, вероятно, препятствует реакции неподвижности, так как хирургическая и функциональная декортикации увеличивают чувствительность крыс к этому тесту. Если при нормальном сне ЭЭГ - признаки дремоты предшествуют или сопровождаются развитием неподвижности, то животный гипноз начинается с неподвижности, которая позже может облегчить развитие ФМС. Это делает рефлекторную неподвижность полезной моделью гипноидального синдрома, наблюдаемого у человека в патологии при истерии, ступоре или каталепсии.

В работах П.В. Симонова было выдвинуто предположение о том, что животный гипноз - это внутреннее торможение, результат своеобразного угасания рефлекса свободы, неподкрепления попыток освободиться. Было проведено исследование животного гипноза кролика по ряду физиологических показателей (ЭЭГ, ЭКГ), частоте дыхания, температуре мозга (Д.И. Пайкин, 1971 г.). Было обнаружено, что в гипнозе в ЭЭГ преобладает дельт-ритм, происходит урежение частоты сердцебиения и понижение температуры тела по сравнению с нормальным состоянием животного Температура мозга регистрировалась с помощью термопары, вживленной в кору одного из полушарий большого мозга. В момент введения животного в гипноз температура мозга кратковременно повышалась на 0,1°С, а затем во время гипноза происходило плавное снижение температуры на несколько десятых градуса. При пробуждении животного температура резко повышалась и через 1-2 мин. восстанавливалась до исходного значения.

В экспериментах с помощью ЭРТМ[14] была исследована глубинная температура головного мозга кроликов при животном гипнозе. Для измерений температуры использованы контактные антенны. Апертура антенны равнялась 4 см. Антенна прикладывалась к поверхности головы животного. Данные регистрировались на самописце (потенциометре КСП-4) и высвечивались на табло цифрового преобразователя. Через несколько минут после обездвиживания кролика глубинная температура снижалась на 0,8-0,9°С от исходной. Тепловой асимметрии выявлено не было. После выхода из гипноза через 1-3 мин. температура восстанавливалась до исходной. Эти данные сопоставлялись с результатами ЭРТМ в глубокой стадии гипноза у человека. Антенна прикладывалась и удерживалась в области височной ямки, после чего проводилась гипнотизация методом фасцинации и смешанного гипноза. Отмечается определенная закономерность, одноименная направленность снижения глубинной температуры при гипнотизации, что еще раз подтверждает общность нейрофизиологических и метаболических процессов у человека и животных. Однако снижение глубинной температуры у человека происходит только на 0,4°С от исходной, что соответствовало глубокой стадии гипноза (сомнамбулическая стадия). После фазы дегипнотизации температура головного мозга через несколько минут также восстанавливалась до исходной.

В экспериментах с помощью метода ТЭС[15] были исследованы тепловые поля мозга при животном гипнозе. Животных предварительно скальпировали. Общая динамика температуры соответствовала данным, полученным в работе Д.Н. Панкина, после небольшого начального разогрева во время "укладывания" происходило снижение ее в гипнозе и быстрое восстановление после пробуждения. Существенным результатом явилось то, что динамика изменения температуры левого и правого полушария во время гипноза были различны: наблюдалось сначала общее охлаждение мозга, и на этом фоне оказалась более нагретой теменно-затылочная область правого полушария. Разница температуры между полушариями могла достигать 0,3-0,8°С. Тепловая асимметрия с преобладанием правого полушария развивалась в течение всего периода гипнотического состояния. После выхода из гипноза температура коры сразу поднималась, а асимметрия исчезла. Следует отметить, что в ряде случаев обнаружены тепловые колебаний с периодом 20-30 сек, что может свидетельствовать о нестационарноси процесса гипноза.

Таким образом, во время животного гипноза увеличение индекса высоких взаимосвязей по электрофизиологическому показателю наблюдается в тех же областях коры, где, по данным ТЭС, возрастает температура. Это может свидетельствовать об активации правого полушария в гипнозе и об инактивации левого полушария.

Данные по функциональной асимметрии во время животного гипноза у кролика коррелируют с некоторыми результатами, полученными при исследовании гипноза у человека. Была проанализирована электрическая активность головного мозга человека в гипнозе и получены данные об асимметрии ЭКоГ у людей, высокочувствительных к гипнозу. Во время гипнотического состояния в теменно-затылочной области правого полушария мощность частот в альфа-и бета-диапазонах выше, чем в левом. У тех же испытуемых с помощью психологических тестов было показано более быстрое реагирование на образные стимулы, чем на вербальные, что также говорит о более активной роли правого полушария в гипнозе. У людей с высокой чувствительностью к гипнозу было обнаружено изменение баланса латерализации функций во время гипноза и был сделан вывод о том, что во время гипноза влияние левого полушария на обработку информации уменьшалось и освобождались заторможенные в норме функции правого полушария.

В опытах выявлена четкая зависимость изменения кровотока и электрической активности в коре (И.Т. Демченко, Д.И. Панкин, 1983 г.). Эмоциональное напряжение, имеющее место при насильственном обездвиживании животного в необычной для него позе, сопровождалось общей активизацией коры и повышением кровотока. В состоянии гипноза, начальным компонентом которого является формирование торможения на уровне стволовых ядер ретикулярной формации, происходит снижение кровотока в коре одновременно с появлением медленной ЭКоГ. При оценке изменений кровотока в коре в период каталепсии или животного гипноза (по показателям водородного клиренса) выявилось его снижение в пределах 15-45% от уровня спокойного состояния.

П.В. Симонов полагает, что существует глубокое филогенетическое родство мозговых механизмов гипноза у животных и человека. И в том, и в другом случае происходит торможение врожденного рефлекса свободы, который у человека предстает в качестве мозговых механизмов воли. При этом правое полушарие связано преимущественно с реализацией врожденных и приобретенных автоматизмов. Экспериментальные данные являются хорошим подтверждением этого положения.

Глава 3. Телепатия в животном мире

 

§ 1. Невербальные методы гипноза - метод мысленной суггестии

 

Наряду с вербальной ("словесной") суггестией, вызывающейся понятными испытуемому словами, возможна еще невербальная ("бессловесная", "мысленная") суггестия, такая, когда суггестор суггестирует что-либо не произносимыми вслух словами, а всего лишь мысленно повторяемым приказом, находясь иногда на значительном расстоянии от испытуемого. В этом разделе рассматривается основной невербальный метод гетеросуггестии - метод мысленной суггестии (телепатии).

 

Научный подход к телепатии

Телепатия (от греч. tele - вдаль, далеко и pathos - чувство), "мысленная (ментальная) суггестия", "мозговая связь", "мозговое радио", "умственный телеграф", "непосредственная передача мыслей на расстояние", "конвекция идеи", "информационно-энергетическое влияние", биоинформация", "биоэлектроника", "чтение мыслей" - явление особого вида непосредственной передачи информации на расстояние (иногда очень большое) о нервно-психическом состоянии одного существа (в том числе человека) другому. Из этого определения видно, что в каждом случае телепатии участвуют по крайней мере два существа ("телепатическая пара") - то, у которого первично возник данный нервно-психический процесс, и то, у которого в связи с этим возник такой же или более или менее сходный нервно-психический процесс. Лицо, оказывающее на другое лицо телепатическое влияние, передающее ему телепатическую информацию, принято называть "телепатическим индуктором" или "агентом". Лицо, которое непосредственно на расстоянии воспринимает такое влияние или информацию, называют "телепатическим перципиентом" или "реципиентом". Процесс, который происходит в нервно-психической сфере индуктора, обозначают словами "телепатическая индукция", а процесс, который происходит в нервно-психической сфере перципиента, называют "телепатической перцепцией". Само содержание телепатической индукции и перцепции принято называть "телепатемой". То, что телепатически воспринимает перципиент, далеко не всегда в точности соответствует тому, что было телепатически послано индуктором. Поэтому необходимо различать два понятия - "телепатема индуктора" и "телепатема перципиента". Старинное слово "телепатема" теперь часто заменяется выражением "телепатическая информация". Между индуктором и перципиентом устанавливается не односторонняя, а двусторонняя изолированная селективная связь ("телепатический раппорт"): с одной стороны, индуктор должен направлять суггестию на данного, заранее известного ему перципиента; с другой стороны, перципиент узнает по воспринимаемой им суггестии - кто именно в данный момент выполняет роль индуктора. Получается нечто вроде обратной связи, которой физиологи и кибернетики придают такое большое значение.

Относительно природы мысленной суггестии существует три гипотезы:

1. "электромагнитная" гипотеза, согласно которой мысленная суггестия передается через пространство с помощью электромагнитной энергии той или иной длины волны;

2. "психоэнергетическая" гипотеза, согласно которой мысленная суггестия передается через пространство посредством психической энергии;

3. "метаэфирная" гипотеза, согласно которой мысленная суггестия передается через пространство за счет колебаний в метаэфирной среде.

 

Что такое телепатия?

Когда мы спокойны, то можем улавливать все виды впечатлений, которые являются излучаемыми другими людьми или животными волнами, принимаемыми нашим мозгом по аналогии с радиоволнами и приемниками. Весь окружающий нас мир пронизан энергоинформационными взаимодействиями, образующими постоянное энергоинформационное поле, с которым общение возможно лишь посредством своего подсознания, являющегося и приемником, и передатчиком. Так как энергоинформационное поле в процессе эволюции сформировалось гораздо раньше сознания, то передача любой информации через него возможна лишь в виде образов и затруднена в прямой словесной форме. При концентрации мысли в энергоинформационном поле образуются вполне материальные энергетические образования – мыслеформы, которые могут быть восприняты другим человеком или животным через его подсознание в виде некоторой образной информации.

Был проведен эксперимент, где реципиент находился на подводной лодке, а индуктор – на суше. Последний вынимал различные простейшие геометрические фигуры, а реципиент в то же самое время должен был записывать передаваемые ему изображения этих фигур. Обработка данных дала основание считать, что передача имела место.[16]

У человека сигналы из подсознания подавлены мощным сознанием, и он не воспринимает информацию, поступающую к нему из окружающего мира через энергоинформационное поле. Но во время сна или в состоянии бодрствующего расслабления подсознание раскрепощается, и мозг может ее принимать. Обычно она исходит от близких людей, любимых животных, особенно в кризисные для них моменты, при высоком психическом напряжении.

Техника передачи мыслей на расстоянии

Индуктор настраивается на конкретного человека или животного и передает ему определенные сигналы. Здесь очень важен алгоритм настройки на восприятие слабых энергоинформационных сигналов, настроиться на восприятие которых можно лишь внутренне. Поможет в этом представленный на рисунке круг со звездой и треугольником.[17] Все цвета имеют свое значение и несут в себе глубокое содержание:

- голубой цвет – это цвет постижения истины, музыки, неба. Символ Космического духа, нисходящего на Землю для придания силы. Это канал, который мы постоянно используем для подзарядки;

- светло-зеленый цвет семиконечной звезды – цвет мудрости, познания, символ вечности и возрождения;

- белый цвет – цвет чистоты, очищения, ясности.

Чтобы научиться передаче мыслей следует много упражняться и искренне верить в такую возможность. Кроме того, необходимо иметь внутреннее самообладание. Начинать лучше с близких людей:

каждый удаляется в отдельную комнату. В течение 15 мин. вы посылаете мысли, затем партнер отвечает вам. Необходимо занять удобное положение, закрыть глаза и войти в состояние бодрствующего расслабления. Представить себе зрительный образ партнера. Медленно, спокойно открыть глаза и наблюдать на голубом фоне семиконечную звезду с белым треугольником. Постараться представить, увидеть ее ярко, образно и следить за изменением цветов. Они начнут проявляться. Сначала слабо, потом все ярче. Теперь можно посылать свои мысли в виде образов.

 

§ 2. Телепатия между человеком и животным

 

Высшие животные, как и люди, обладают мозгом, состоящим из лимбической системы и неокортекса (различие только в объеме его частей), и нервной системой, которая пронизывает все их тело. Их сенсорика и моторика похожа на нашу, они проявляют чувства, хотя и выражают их часто иначе, чем мы. Они видят даже сны по ночам, как доказали научные исследования. Следовательно, животные могут так же испускать сигналы из мозга и нервной системы в форме амплитудномодулированного излучения космической энергии, которые могут быть приняты парапсихологом, или сами быть способными принимать эти сигналы, излученные на них в целях воздействия на расстоянии.

По тем практическим сведениям, которые были получены в этом отношении парапсихологами всего мира, однозначно существует возможность телепатических контактов между человеком и животным. И так же, как при телепатии между людьми, мы различаем здесь:

- воздействие на расстоянии

- чтение мыслей

- общение (коммуникация).

В подготовительных упражнениях перед установлением телепатических контактов с животными нет необходимости, то есть они подчиняются тем же закономерностям, что и телепатия между людьми.

Влияние на расстоянии

Телепатические вмешательства возможны и в автономные структуры животных, и многие исцелители вызывают таким образом "чудеса" у животных, которым ветеринар не мог помочь. Излучение подготовленным парапсихологом через его активированную лобную чакру в форме амплитудномодулированных космоэнергетических волн и образно оформленные внушающие приказы принимаются "приемником"-животным любого вида - через его теменную чакру. Оттуда они поступают через соответствующие нади в те (предопределенные видом внушающего приказа) кортикальные или субкортикальные области мозга, в которых они, преобразованные в нейронные возбуждения, становятся действующими.

Если мы хотим провести опыты по воздействию на расстоянии на животных, то мы действуем в принципе так же, как при воздействии или лечении на расстоянии людей:

- мы настраиваемся, вырабатывая воображаемое подобие на их длину волны;

- формулируем содержание передачи мысли как яркий и живой образ, а не как словесное приказание;

- излучаем его одновременно и последовательно через нашу активированную лобную чакру.

Чтение мыслей

Из собственного опыта я знаю, что между мной и животными, которых я люблю и которые привязаны ко мне, во время разлуки возникает сразу же контакт или таинственная и необъяснимая связь, если они попадают в опасность. Так дважды я слышала очень ясно зов моей собаки, когда я была в поездке. По моему возвращению я узнала, что моя собака была больна.

Спонтанная телепатия: в экстремальной стрессовой ситуации даже непарапсихолог может испускать настолько интенсивные космоэнергетические мысленные импульсы, что они могут быть восприняты эмоционально готовым к приему "приемником". Но, при невольной передаче мыслей речь не идет о чтении мыслей в телепатическом смысле, а в большей степени о спонтанной телепатии. Существование этого духовного пути общения между людьми и животными убедительно подтверждает, что животные так же, как и люди, излучают информационное содержание своих нейронных процессов в форме амплитудномодулированных космоэнергетических волновых полей. Если их жизнь протекает в обычных рамках, то интенсивность передаваемого излучения космической энергии немного меньше, чем во время стрессовых ситуаций. Но так же, как и излучение космической энергии, оно может приниматься каждым подготовленным парапсихологом, как только он сконцентрируется на животном-"передатчике". Или же - при условии тесной эмоциональной связи с животным-"передатчиком" - всегда готов принимать его мысленные импульсы.

Мысленные образы и информация, передаваемые животным телепатическим путем, по своей природе являются несловесными: животные думают - как и представители "примитивных" человеческих рас - в основном образами и чувствами.

Итак, мы читаем мысли животных за счет того, что духовно настраиваемся на длину волны неосознанно (или осознанно) посылаемой ими космической энергии, воспринимаем их нашей активированной теменной чакрой, затем направляем их через связь нади в наш лобный кортекс и там преобразуем путем демодуляции снова в то, чем они были первоначально: в образы и чувства. Наряду с образной и чувственной информацией из кортикальной области (или информации словесного вида) мы можем также принимать и информацию из субкортикальных областей и всей нервной системы (такие, как болевые сигналы или информация о состояниях автономных процессов регулирования).

Коммуникация

Парапсихолог проецирует телепатически содержание своей доли разговора через свою лобную чакру непосредственно в сознание партнера-животного и принимает долю разговора своего партнера-животного теменной чакрой, осмысливая этот разговор путем чтения мыслей.

 

§ 3. Магические способности животных

 


Многие насекомые издают особые "сигналы", которые помогают их собратьям и особям противоположного пола отыскивать их. Автор книги "Информациология" И. Юзвишин пишет: "Биоэнергетическое поле, окружающее все живые объекты, имеет определенную частоту. У людей с близким генетическим кодом эти частоты совпадают, поэтому телепатия между родственниками встречается намного чаще. Но когда люди или животные длительное время находятся в контакте, их биополя обычно улавливают одни и те же частотные сигналы от технических сооружений, те или иные из которых всегда расположены поблизости от нас. Потому их поля в какой-то степени "накладываются" и "настраиваются" друг на друга".

Еще в прошлом веке профессор Эдинбургского университета Грегори сообщил об опытах французского исследователя Бекуа, который экспериментировал с улитками. Ученый взял 50 улиток, разбил их по парам и пары изолировал друг от друга. Через какое-то время, пометив раковины каждой пары одинаковой буквой, исследователь отправил в Америку по одной улитке от каждой пары. Затем в определенное время парижскую улитку подвергали воздействию электрического тока. И получили совершенно ошеломляющие результаты. В тот момент, когда "парижанка" получала удар током, ее половина, находящаяся в Америке, тоже реагировала на этот удар. Несмотря на такое огромное расстояние!

У мышей тоже есть экстрасенсорные способности. Французские ученые Дюваль и Монредон провели тесты на предчувствие у мышей и получили положительный результат. Мышей помещали в клетку с двумя отсеками, к полу которых можно было подводить ток. В определенные моменты, выбираемые случайно, электрический разряд посылался в один или другой отсек клетки. Мыши в большинстве случаев находились в том отсеке, в котором разряда на этот раз не будет.

Во Франции поставили такой опыт. Двадцать собак увезли за сотни километров и выпустили. Их хозяева тем временем перебрались в другие места. И собаки пришли прямо к ним.

В Лондоне известен случай с голубем, которого тоже далеко увезли, а неожиданно заболевшего владельца поместили в госпиталь. Голубь сел точно на окно палаты, где находился его хозяин.

Кошки способны предчувствовать землетрясение. Согласно проведенным исследованиям, кошки улавливают сопутствующие ему электростатические изменения в атмосфере. В древности кошки охраняли дома и монастыри. Во многих странах кошки - священные животные, являются символом домашнего очага и плодородия, женских энергий, чувственной красоты, энергий инь. В папирусах Древнего Египта написано: "Когда ты думаешь - она слышит тебя, даже если ты не произносишь ни слова. Взглядом Бога она читает в тебе твои мысли". Кошки чувствуют различное настроение своего хозяина, являясь "эмоциональным барометром". Они способны ощущать тонкие энергетические поля человека и "лечить" его, ложась на больные части тела. А также предчувствовать возвращение хозяина задолго до его реального появления. Древние считали, что кошки способны как читать человеческие мысли, так и определять намерения невидимых существ: духов, призраков. Кошка способна стать медиумом: на спиритических сеансах проводились опыты: в комнату, где вызывали духа умершего человека, впускали домашнюю кошку. Если дух появлялся, животное сначала начинало нервничать, махать хвостом, потом застывало на месте. При вселении духа оно могло прыгнуть на колени к человеку, которого любил покойный, а могло и вцепиться в лицо его недругу. Издревле ведьмы использовали черных кошек как магических союзниц. Черные кошки великолепно впитывают и преобразуют негативную энергию и потому считались отличными защитницами. Еще в прошлые века среди матросов торговых судов было крепко укоренено мнение, что благодаря телепатической информации кошки точно знают время отплытия своего корабля из зарубежного порта. Эту информацию они якобы получают от матросов благодаря наличию у них телепатических способностей. Кошки постоянно держат связь со своим хозяином, где бы он ни находился. И если с хозяином что-либо случается, кошки очень сильно переживают. Могут даже погибнуть в результате испытываемого при этом стресса. Известен, например, такой случай:

«когда французский министр торговли Морис Кокановский в начале сентября 1928г. погиб в авиационной катастрофе, одновременно в страшных муках и судорогах скончалась в Париже его любимая кошка. Вскрытие трупа кошки не обнаружило никаких заболеваний, которые могли бы послужить причиной смерти».

Ворон считался предвестником смерти или дурных вестей (до наших дней сохранилась плохая примета: если вороны каркают, быть беде).

Летучая мышь является символом трансформации. Вампиры были способны превращаться в летучих мышей. Кровь летучей мыши использовалась во многих колдовских зельях, в том числе и в любовной магии.

Совиными перьями писали колдовские книги, эти птицы помогали обрести тайное знание, раскрывали дар предвидения, служили защитницами.

С волками и лисами связаны легенды об оборотнях.

А если белую лошадь привести в полночь в полнолуние на кладбище, она способна определить могилу вампира. Рядом с ней животное начинает взбрыкивать и истошно ржать.

Дельфин считался вестником морских божеств. Обычно он предупреждал моряков о кораблекрушениях и спасал тонущих. Кстати, дельфины способны общаться даже с людьми, которые находятся в экстремальной ситуации. Спасенные моряки рассказывают, что дельфины "транслировали" им в мозг картинки о том, где находится земля, что случилось с кораблем. Это возможно, ведь между собой эти млекопитающие общаются в ультразвуковом диапазоне и способны передавать информацию на большие расстояния.

Существовали также обряды, позволявшие колдунам и ведьмам переселяться в тело животного. В Африке колдуны вуду (брухо) смешивали для этого свою кровь с кровью животного-покровителя: леопарда, ящерицы или орла. После этого они якобы могли видеть глазами животного все, что происходило за много километров от них, способны были даже убивать в облике зверя. Однако считалось, что если колдовское животное убить, умрет и его хозяин, человек.

Как доказательство, что телепатическая связь существует между животными и человеком, можно провести следующий опыт с собакой:

в течение 15 - 20 минут необходимо настойчиво и четко представлять себе, что в углу комнаты неподвижно сидит, например, кошка, то есть представить себе ее образ. При этом следует стараться сохранять спокойное состояние. Собака, которая до сих пор безучастно находилась на своем месте в той же комнате, начнет чувствовать присутствие воображаемого человеком зверя, обусловливая тем самым у себя проявление отчетливых признаков гнева или злобы.

 

§ 4. Опыты В.Л. Дурова и В.М. Бехтерева по суггестии и телепатии на животных

 

В 1921 г. В.М. Бехтерев вместе с известным дрессировщиком животных В.Л. Дуровым проводили опыты мысленного внушения дрессированным собакам заранее задуманных действий.

Близко соприкасаясь с миром животных в течение всей своей жизни, знаменитый советский зоопсихолог, артист цирка В.Л. Дуров неоднократно наблюдал у животных (собак, львов, медведей и др.) способность понимать мысли человека на расстоянии, повиноваться его мысленным приказаниям. Он широко использовал это средство при дрессировке.

В 1880 г. Дуров открыл, а в последующем изучил во всех подробностях удивительную способность животного понимать (улавливать, воспринимать) мысленные приказы человека без слов и иных видимых или слышимых сигналов. Созданный им метод эмоциональной дрессировки - это рычаг управления поведением животных в руках человека. Рассмотрим здесь, как этот инструмент может быть использован для решения парапсихологических проблем, а именно - экспериментального изучения телепатии, одной из форм экстрасенсорного восприятия.

В первых своих наблюдениях, и в последующей многолетней экспериментальной работе, изучая поведение животных при передаче мысленного внушения, В.Л. Дуров большое значение придавал силе человеческого взора, направленного в глаза животного или "куда-то глубже глаз - в мозг животного". Не раз испытал он силу своего взгляда и убеждался в "странном" воздействии этой силы на животное.

Дуров не формулировал свои приказы - как это принято при воздействии на расстоянии на людей - как мысленные-словесные команды, а старался в большей степени добиться возникновения в мозгу соответствующего животного яркого живого образа ожидаемого от него действия. Чем теснее была телепатическая связь между ним и собакой, тем последовательнее выполняла она телепатически отдаваемые ей приказы.

В ряде опытов животных намеренно разобщали с экспериментатором, они находились в другом помещении лаборатории на значительном расстоянии от В.Л. Дурова. Дуров добился того, что животное на большом удалении воспринимало его мысленную передачу. Он установил и закономерности таких мысленных передач. Так, уже к началу 1921 года в зоопсихологической лаборатории В.Л. Дурова за 20 месяцев было проделано 1278 опытов мысленного внушения собакам, в том числе удачных 696 и неудачных 582. Этот большой запротоколированный материал был статистически обработан сотрудником лаборатории проф. МГУ Г.А. Кожевниковым (большим скептиком по отношению к телепатии) и им же лично доставлен на отзыв проф. математики МГУ Л.К. Лахтину, который подтвердил малую вероятность случайности полученных результатов: "...ответы собаки не были делом случая, а зависели от воздействия на нее экспериментаторов".

Опыты

Опыты с собаками показали одну важную закономерность. Для усиления передачи мысленного внушения животному не обязательно, чтобы передачу осуществлял дрессировщик. Это может сделать и другой человек. Однако необходимо, чтобы этот человек знал и применял методику передачи, установленную дрессировщиком данного животного. Следует отметить, что опыты проводили с собаками, имеющими определенные изменения в психике, возникающими после специальной дрессировки. Вот пример методики передачи животному мысленного "приказа" на двигательные действия, рассказанный В.Л. Дуровым в 1922 г.:

"Я один, предположим с собакой Марс, как говорится, с глазу на глаз. Никто и ничто нам не мешает: полная изоляция от внешнего мира. Я смотрю в глаза Марса, или, лучше сказать, в глубину глаз, глубже глаз. Я произвожу пассы, т.е. легкое поглаживание своими руками по сторонам головы сверху морды и до плеч собаки, чуть-чуть касаясь шерсти. Этими действиями я заставляю Марса полузакрыть глаза. Собака вытягивает морду почти вертикально вверх, как бы впадая в транс. Мои пассы выбирают весь остаток воли у собаки, и она в таком состоянии представляет собой как бы часть моего внутреннего "я". Между моими мыслями и подсознанием Марса уже установилась связь или "психический контакт". При этом я в своем воображении стараюсь ясно представить объект передачи мысли, ощущения, приказа: предмет или действие (а не воображаю слова, как таковые, их обозначающие). Я смотрю через глаза как бы в мозг собаки и представляю себе, например, не слово "иди", а двигательное действие, с помощью которого собака должна исполнить мысленное задание. Одновременно я ярко воображаю себе направление и самый путь, по которому собака должна идти, как бы отпечатываю в своем и в ее мозгу отличительные признаки на этом пути в порядке их расположения по предстоящему пути собаки (это могут быть трещинки, пятно на полу, случайный окурок или другой мелкий предмет и т.д.) и, наконец, место, где лежит задуманный предмет, и в особенности самый предмет в его отличительных чертах (по форме, цвету, положению среди других предметов и т.п.). Только теперь я даю мысленный "приказ", как бы толчок в мозгу: "иди" - и отхожу в сторону, открывая собаке путь к исполнению. Полуусыпленное сознание собаки, в котором запечатлелось переданная мною мысль, картина, двигательное действие и т.п., "приказ", заставляет ее исполнить воспринятое задание беспрекословно (без внутреннего сопротивления) как если бы она исполнила свой самый естественный импульс, полученный из ее собственной центральной нервной системы. А после исполнения собака отряхивается и явно радуется, как бы от сознания успешно выполненного своего намерения".

Классическими в изучении телепатии и суггестии являются описанные академиком В.М. Бехтеревым шесть опытов над дрессированной собакой Пикки (1919 г.). В четырех опытах передающим задание академика был В.Л. Дуров, а в двух остальных - сам академик, причем о своем мысленном задании он никому перед опытом не говорил. Опыты проходили в ленинградской квартире В.М. Бехтерева, то есть в обстановке, непривычной для подопытного животного. В опытах участвовали также врачи, работавшие совместно с Бехтеревым. Вот что пишет В.М. Бехтерев:

"Третий опыт заключается в следующем: собака должна вскочить на предрояльный круглый стул и ударить лапой в правую сторону клавиатуры рояля. И вот собака Пикки перед Дуровым. Он сосредоточенно смотрит в ее глаза, некоторое время обхватывает ее мордочку ладонями. Проходит несколько секунд, в течение которых Пикки остается неподвижным, но, будучи освобожден, стремительно бросается к роялю, вскакивает на круглый стул, и от удара лапы по правой стороне клавиатуры раздается трезвон нескольких дискантовых нот. В четвертом опыте собака должна была, после известной процедуры внушения, вскочить на один из стульев, стоявших у стены комнаты, и затем, поднявшися на стоящий рядом круглый столик, поцарапать лапой большой портрет, висевший на стене над столиком. Казалось бы, что это сложное действие собаке не так легко выполнить. Но Пикки превзошел все наши ожидания. После обычной процедуры (Дуров сосредоточенно смотрел в глаза собаке в течение нескольких секунд) Пикки спрыгнул со своего стула, подбежал к стулу, стоящему у стены, затем с такой же быстротой вскочил на круглый столик, и, поднявшись на задние лапы, достал правой передней конечностью портрет и стал царапать его когтями... Если принять во внимание, что оба последние опыты были осуществлены по заданию, известному только мне и Дурову, и что я был все время рядом с Дуровым и неотступно следил как за ним, так и за собакой, то нельзя было сомневаться в способности собаки проделывать какие угодно сложные действия. Чтобы иметь полную уверенность, я решил сам проделать аналогичный опыт, не говоря никому о том, что я задумаю. Задание же мое состояло в том, чтобы собака вскочила на стоящий неподалеку круглый стол и осталась на нем сидеть. Сосредоточившись на форме круглого стола, я некоторое время смотрю собаке в глаза, после чего она стремглав бросается от меня и начинает бегать вокруг стола. Опыт не удался и я понял почему: я сосредоточился исключительно на форме круглого стола, упустив из виду, что мое сосредоточение должно начинаться движением собаки к круглому стулу и затем вскакиванием на него. Ввиду этого я решил повторить опыт, не говоря никому о своей ошибке и поправив себя в вышеуказанном смысле. Я снова усаживаю собаку на стул, обхватываю ее мордочку обеими ладонями, начинаю думать о том, что она должна подбежать к круглому стулу и, вскочив на него, сесть. Затем отпускаю собаку и не успеваю оглянуться, как она уже сидит на круглом стуле. Пикки разгадал мой "приказ" без малейшего затруднения... К проведенным опытам я не делаю никаких особенных пояснений. Сами по себе эти опыты настолько поразительны, что заслуживают внимания безотносительно к тем или иным комментариям. Условия, в которых проводились опыты, исключают всякое допущение о том, что животное при внушении пользуется какими-либо незамеченными самим экспериментатором знаками. Что касается последних двух опытов, то они не только рассеивают всякие сомнения на этот счет, но дают основание для допущения возможности передачи мысленного воздействия одного индивида на другого с помощью какого-то вида лучистой энергии".

В начале века, когда только что было открыто радио, телепатию объясняли как результат электромагнитного взаимодействия между объектами. Исследователи строили экранированные камеры (клетки Фарадея) и усиленно искали тот частотный диапазон в электромагнитном излучении, который лежит в основе телепатии. Мода не обошла и лабораторию Дурова, где также проводили такие опыты совместно с инженером Б.Б. Кажинским, активно разрабатывающим электромагнитную гипотезу телепатии - как биологической радиосвязи.

В лаборатории Дурова были проведены опыты для проверки его гипотезы. Было построено несколько экранирующих камер для опытов с животными. На основании этих опытов Б.Б. Кажинский пришел к выводу, что основы телепатии - электромагнитное излучение. Здесь, однако, следует напомнить о том, что проф. Л.Л. Васильев в своих экспериментах показал: экранирование металлом экспериментатора от испытуемого не препятствует осуществлению телепатического феномена. Исследовательская работа в лаборатории В.Л. Дурова шла интенсивно. Ко времени кончины В.Л. Дурова (3.08.1934 г.) количество опытов мысленного внушения животным превышало 10 тысяч, был накоплен богатейший экспериментальный материал. Вот описание опыта, поставленного с участием академика Бехтерева в зоопсихологической лаборатории в 1926 г:

«Задание состояло в том, что экспериментатор В.Л. Дуров должен передать собаке Марсу мысленный "приказ" пролаять определенное число раз. В.Л. Дуров находится вместе с другими сотрудниками в зале лаборатории. Проф. А.В. Леонтович уводит собаку в другую комнату, отделенную от зала двумя промежуточными комнатами. Двери между этими комнатами А.В. Леонтович плотно закрывает за собой, чтобы достичь полной звуковой изоляции собаки от экспериментатора. В.Л. Дуров приступает к опыту. В.М. Бехтерев вручает ему вдвое сложенный листок бумаги, на котором написана одному Бехтереву известная цифра 14. Посмотрев на листок, В.Л. Дуров пожал плечами. Затем достал из кармана блузы карандаш, что-то написал на обороте листка и, спрятав листок и карандаш в карман, приступил к действию. Со сложенными на груди руками он устремляет взгляд перед собой. Проходит пять минут. В.Л. Дуров в свободной позе садится на стул. Вслед за тем появляется А.В. Леонтович в сопровождении собаки и делает следующее сообщение: "Придя со мной в дальнюю комнату, Марс улегся на полу. Затем вскоре привстал на передние лапы, навострил уши, как бы прислушиваясь, и начал лаять. Пролаяв семь раз, Марс снова улегся на полу. Я уже думал, что опыт закончен и хотел уходить с ним из комнаты, как вдруг вижу: Марс снова приподнялся на передние лапы и опять пролаял ровно семь раз. Выслушав его, В.Л. Дуров торопливо достал из кармана блузы листок бумаги и подал его Леонтовичу. Все увидели на одной стороне листа цифру 14, на другой стояли дописанные рукой Дурова знаки: 7 + 7. Волнуясь, великий укротитель объяснял: Владимир Михайлович (Бехтерев) дал мне задание внушить Марсу пролаять 14 раз. Но ведь вы знаете, что передавать число лаев больше семи, я сам не рекомендую. Я и решил: в уме разбить заданное число пополам - как бы на два задания, и передал ощущение лая сначала семь раз, а потом, после некоторой паузы, еще семь раз. В таком именно порядке Марс и пролаял". Все были ошеломлены виденным. Даже присутствовавший при опыте проф. Г.А. Кожевников вынужден был признать, что "получилось в точности так, будто передан был телеграфный код Морзе: семь точек, пауза и еще семь точек».

Другой пример эксперимента по передаче мысленных "приказов" В.Л. Дурова собаке Марс:

«Кроме В.Л. Дурова на опыте присутствовали профессора А.В. Леонтович, Г.А. Кожевников, Г.И. Челпанов и зоолог И.А. Лев. Б.Б. Кажинский вел протокольную запись хода опытов. Опыт, о котором идет речь, явился весьма важным с точки зрения доказательства не только состоявшегося восприятия Марсом переданной ему мысленной информации В.Л. Дурова, но и обстоятельства не менее замечательного в другом принципиальном отношении. Заключается оно в том, что восприняв извне пришедшую мысль, ощущение, эмоцию, животное переживает ее как свою собственную и поступает при этом так, как поступает под командой нормального своего импульса, посланного его собственным мозгом через элементы его нервной системы в тот или иной исполнительный аппарат его собственного организма. Многие ставили под сомнение именно эту важную деталь в явлениях телепатии. Например, присутствующий на этом же опыте проф. Г.А. Кожевников, склонный вообще к скептицизму в вопросах передачи мысленной информации на расстоянии, утверждал, что если дрессированная собака что-нибудь и воспринимает при опытах мысленного внушения, то выполняет она полученное задание лишь как артист, исполняющий свою роль в спектакле. При этом все движения собаки как бы подневольны и чужды ей, лишены ее собственных эмоций и переживаний. Для В.Л. Дурова такое утверждение прозвучало как чудовищное искажение действительности. Несмотря на поздний час (было далеко за полночь), он тут же предложил проделать опыт и с волнением принялся обсуждать условия его проведения. С общего согласия было решено использовать собаку по кличке Марс. Опыт должен был проходить в непривычных для животного условиях. Сам Дуров предложил Г.А. Кожевникову вместе с ним обойти помещение лаборатории, чтобы подыскать какой-нибудь необычный объект для подноски собакой. Оба вышли из зала лаборатории (где оставались Б.Б. Кажинский с собакой Марсом) в просторный вестибюль. За ними через щель полуоткрытой двери он и наблюдал. Постояв с минуту, Дуров и Кожевников обвели взглядом стоявшие вокруг предметы в последовательном порядке: у одной стены вестибюля шкафчик с лежащей на нем тряпкой, рядом с ним ледник, подзеркальный столик с находившимися на нем многочисленными головными уборами, у другой - высокий круглый телефонный столик. На столике телефонный аппарат и три книги абонентов разных годов издания и разной величины, одна из которых была толще других, похожих скорее на блокноты. Ни к одному из этих столиков ни Дуров, ни Кожевников близко не подходили и к предметам не притрагивались. Избрав объект будущего задания (телефонную книгу, как потом оказалось), оба они возвратились в зал».

Вот запись хода этого эксперимента, сделанная более подробно в особом акте от 17.11.1922 г. за подписью В.Л. Дурова и Б.Б. Кажинского:

"По инициативе В.Л. Дурова проф. Г.А. Кожевников дает В.Л. Дурову задание внушения собаке Марсу следующих действий: выйти из гостиной в переднюю, подойти к столику с телефонным аппаратом, взять в зубы адресную телефонную книгу и принести ее в гостиную. Предложено было проф. Кожевниковым вначале, чтобы дверь в переднюю закрыть и заставить Марса открыть ее, но это предложение было отвергнуто и отставлено. Опыт начался внушением В.Л. Дурова Марсу обычным путем. Дверь в переднюю была открыта. После полуминутной фиксации взглядом Марс устремился к середине комнаты (т.е. задание не исполнено). В.Л. Дуров усаживает Марса вновь на кресло, держит в руках его морду, полминуты фиксирует и отпускает. Марс направляется к двери, ведущей в переднюю, и хочет ее закрыть (т.е. задание не исполнено). В третий раз В.Л. Дуров усаживает Марса на кресло и через полминуты отпускает его вновь. Марс устремляется в переднюю, поднимается на задние лапы у шкафчика, но не найдя ничего на нем, опускается, подходит к подзеркальному столику, опять поднимается на задние лапы, ища что-то на подзеркальном столике, и хотя там лежали разные предметы, вновь опускается, не взяв ничего, подходит к телефонному столику, поднимается на задние лапы, достает зубами телефонную книгу и приносит ее в гостиную. Кроме телефонной книги на том же столике лежали еще алфавитные книжки, и стоял телефонный аппарат. Несмотря на две неудавшиеся попытки исследователи посчитали опыт блестяще удавшимся. В течение опыта все находились в гостиной. Собака была в передней одна. За ее действиями наблюдал проф. Кожевников через щелку открытой двери. В.Л. Дуров находился в гостиной вне поля зрения собаки. Позже, в книге "Дрессировка животных" Дуров писал об одном из случаев: «Предположим, что установился сочетательный рефлекс, часто повторяемый (посадка в кресло, фиксация) заставляет собаку соскочить с кресла и желать что-то сделать. Предположим, что я непроизвольным движением дал ей нужное направление. Предугадкой собака догадалась (видя полуоткрытую дверь и будучи возвращенной назад при желании ее закрыть), что надо через нее войти в другую комнату, но что касается дальнейшего поведения Марса, я никаких предположений делать не могу. Здесь начинается загадочная часть. В смежной комнате никого не было. Видеть нас собака не могла. Проф. Кожевников следил в полуоткрытую щель и видел, как Марс проходил мимо подзеркальника с лежащими на нем вещами, мимо ледника, другого столика с вещами и, наконец, видел, как Марс подошел к телефонному столику, взял из трех книг задуманную. Задаю себе вопрос: может ли в этом случае играть какую-либо роль предугадка? Не мог ли Марс догадаться исполнить задание по предыдущим каким-либо аналогичным действиям? Этот опыт с Марсом ведь был произведен в первый раз, когда собаке внушалось войти в другую комнату и выполнить там задание. Книги, лежащие на телефонном столике, она могла видеть каждый день, но брать именно их в зубы ей не приходилось никогда. На все эти вопросы я не могу найти ответа. Никак не могу допустить совпадения, т.к. задания не были однородны, разве только установленный рефлекс аппортировать, т.е. брать и приносить, но и это привычное зазубренное действие в некоторых опытах по мысленному заданию видоизменялось».

Мнение В.Л. Дурова о том, что внушенный животному эмоциональный рефлекс вызывает у животного его собственную ассоциацию идей и движений особенно важна для объяснения "механики" той последовательности ряда движений животного, которая приводит в конце концов к выполнению мысленного задания экспериментатора.

После смерти Дурова исследования такого масштаба, глубины и систематичности по телепатии и другим проявлениям экстрасенсорного восприятия у животных никто и нигде в мире не проводил. Приведенные выше описания показывают, что для проведения опытов не требуется какой-либо сложной сверхсовременной аппаратуры и насилия над животными. Особенный интерес представляет отработка методов суггестии. Как отмечал еще В.Л. Дуров, самое занимательное заключается в том, что и животное и человек воспроизводят задуманные человеком движения как свои собственные ассоциации идей и движений, как "приказ" из своего собственного мозга.

Глава 4. Выявление телепатической связи и гипноза на примере собственной собаки

 

Мной были проведены опыты для выявления телепатической связи с моей собакой. Эксперимент состоял из прохождения собакой общего курса дрессировки и применения полученных собакой знаний на уровне передачи мысли и гипноза.

 

§ 1. Телепатия

Общие правила

При телепатии самым необходимым является установление раппорта, то есть близости между человеком и собакой. Чем лучше чувствуешь собаку, тем легче передать представляемый образ и войти с ней в контакт.

Для установления раппорта с собакой необходимо выработать систему сигналов. То есть, сначала все действия проводятся на физическом уровне, а уже потом – мысленно. Естественно не с каждой собакой все получается одинаково. В зависимости от собаки и установленного с ней контакта связь может произойти как очень быстро, так и вообще не наступить. У людей возможности также неодинаковы. Все зависит от способности ярко и четко представить нужный образ. Чем сильнее у человека развито образное мышление, тем лучше он сможет установить с собакой раппорт.

Эксперимент № 1. Влияние на расстоянии

Собака спала, лежа на полу, в то время как я сидела в кресле на расстоянии приблизительно трех метров. Я сконцентрировалась на ее спине и думала при этом, что она должна почувствовать укол на этом месте. Спустя приблизительно 15 минут собака вскочила, как ужаленная, и с испугом посмотрела на меня.

Эксперимент № 2. Прекращение нежелательных действий

Допустим, собака схватила что-то нежелательное на улице и я хочу, чтобы она это бросила. Для этого необходимо представить образ, например, камня, и мысленно его в нее кинуть. При этом образ должен быть ярким. Человек должен почувствовать этот удар о собаку, передать это чувство ей. Собака ловит это ощущение и не понимает, откуда оно.

Конечно, результат не достигается сразу. Необходима тренировка. Начинать нужно с выработки системы сигналов, то есть, обучаем собаку не подбирать с земли посредством переключения внимания. В дальнейшем начинаем совмещать физический контакт и мысленный. То есть для начала необходим близкий контакт с собакой, чтобы в случае неудачи подкрепить физическим действием, в дальнейшем расстояние уже не имеет значения. Сначала все действия совершаются последовательно и медленно: мысленно кидаешь камень, ощущаешь сам камень, бросок, попадание и результат. Важно удерживать все эти ощущения в памяти. Потом этот процесс спрессовывается и происходит мгновенно. Получается сформированный образ.

Эксперимент № 3. Подзыв

Для этого действия необходимо мысленно рывками подтянуть собаку на поводке. То есть представить образ поводка, рывок, движение и результат. При этом можно даже почувствовать, как собака упирается.

Начинаем также с отработки системы сигналов и тренируем до способности передать эту команду мысленно.

Эксперимент № 4. Стойка

Телепатическую связь можно применять при работе на выставке, когда нужно красиво поставить собаку в стойку. Для этого надо мысленно очень ярко представить себе образ стойки собаки и передать его ей. Также можно представить себе игрушку, кошку или еще что-нибудь за рингом для привлечения внимания собаки.

 

Несколько полезных советов начинающим телепатам

 

Я попыталась проанализировать свое поведение и поведение моей собаки в процессе телепатической связи и выявить те моменты, которые помогут наладить более тесную телепатическую связь с животным. Вот они:

 

1. Говорите с вашей собакой. С животными нужно разговаривать так же, как с людьми, тогда между вами и вашей собакой установятся более тесные отношения. Самое необходимое для общения с животным – это любовь. Поведайте ему, как много он для вас значит. Высказав все, усядьтесь и подождите, не возникнут ли у вас ответные мысли. Если делать это регулярно, то вскоре ваши взаимоотношения станут все теснее и теснее. Вы научитесь обмениваться мыслями и идеями.

2. Язык тела. Животные разговаривают друг с другом при помощи красноречивой комбинации языка тела, звуков и мысленных картинок, т.е. непосредственно от разума к разуму. Обращая внимание на язык телодвижений своей собаки, надо помнить и о собственных жестах. Например, скрещенные руки – защитный жест, и обычно он блокирует телепатическое общение.

3. Избегайте стрессов. При попытке наладить телепатическую связь, ни вы, ни ваша собака не должны находиться в стрессовом состоянии. Эксперимент лучше не проводить несколько раз подряд, а прекращать пока все участники еще бодры и заинтересованы.

4. Общение с собакой. Можно общаться со своей собакой при помощи слов или просто думая о том, что вы хотите ей сообщить. При этом лучше рекомендовать собаке те или иные действия, чем запрещать что-то. Не стоит говорить свысока или сюсюкаться. Просьбу лучше сформулировать нормальным повседневным языком. Если собака неохотно слушает просьбу, нужно повторить ее, глядя ей прямо в глаза. Надо взять ее голову в ладони и не позволять отвести взгляд.

5. Слушайте, что хочет сказать ваша собака. Для того чтобы услышать собаку, важно быть восприимчивым. Когда вы ласкаете собаку, думайте о вашей взаимной любви и внимательно прислушивайтесь к мыслям, которые приходят вам в голову. Это могут быть отчетливые образы или просто идеи. Ответ может оказаться не картинкой в сознании, а чувством в сердце. Будьте беспристрастны и открыты к приходящим мыслям. Не важно, какую форму принимает общение, (это могут быть мысли, чувства, эмоции или внезапно приходящее знание) главное, чтобы вы общались со своей собакой и понимали друг друга. Иногда послание кажется нечетким или вообще не доходит. Бывает полезно закрыть глаза, когда вы ласкаете свою собаку. При отключении одного органа чувств все остальные обостряются.

6. Практикуйтесь, практикуйтесь и еще раз практикуйтесь. Для того чтобы хорошо научиться принимать мысли своего питомца, необходимо время. Будьте терпеливы и не пытайтесь продвигаться вперед слишком быстро.

 

 

 

 

Тесты и упражнения по телепатии

 

Вот некоторые тесты, которые я проводила на своей собаке и которые может повторить каждый. Не нужно заниматься этими опытами по многу часов подряд, т.к. их успешность будет падать, когда пес устанет и потеряет интерес. Оптимальная продолжительность занятия – около 20-ти минут. Занятия должны быть короткими, но регулярными. Очень важно поощрять собаку, когда она добьется успеха.

 

Тест «Идем гулять?!»

Для этого теста следует сесть в комнате, где нет собаки, закрыть глаза и подумать о том, что вы идете с ней гулять. Живо представить себе, как вы собираетесь на прогулку, как переступаете порог дома, как идете по улице. Можно нарисовать в своем воображении, как обычно ведет себя ваша собака в начале прогулки. Собака может прибежать, радостно виляя хвостом, еще до того, как мысль окончательно оформится. Этот тест нужно проводить не в то время, когда вы обычно выгуливаете собаку. Прогулка будет наградой за успех в тесте. В этом опыте можно использовать любые действия, которые нравятся вашей собаке.

 

Тест «Необычный маршрут»

Гуляя с собакой нужно подумать о каком-нибудь месте, куда вам хотелось бы зайти, о месте, где вы бываете не часто, четко нарисовать его в своем воображении. Не давая своему псу никаких вербальных или невербальных намеков, посмотреть, не свернет ли он в нужном направлении.

 

Тест «Что ты хочешь?»

Это довольно сложный тест. Надо сесть, закрыть глаза и мысленно спросить у собаки, чем она хотела бы заняться. Возможно, пес немедленно появится перед вами. Одновременно в уме может возникнуть образ занятия, которое пес выбрал. Если образ не возник, следует понаблюдать за псом – он может подсказать каким-нибудь образом, чего он хочет.

 

Тест «Ищи»

Если у собаки есть любимая игрушка, спрячьте ее в отсутствие пса. Затем надо позвать собаку и попросить найти игрушку. Если у игрушки есть определенное место, собака сначала пойдет туда. Надо мысленно представить то место, где спрятана игрушка и переслать эти мысли собаке, вести ее к предмету шаг за шагом при помощи телепатии. Когда она найдет игрушку – поиграть с ней. Повторять не более 1 раза в день. Чтобы собака не ориентировалась на запах, можно запечатать предмет в пакет.

 

Тест «Иди мыться»

Моя собака не любит мыться и пытается спрятаться всякий раз, когда ее необходимо помыть. Можно провести следующий опыт, если собака не любит что-то делать. Собака находится вне поля зрения. Нужно сесть, закрыть глаза и подумать о действиях, которые животное не любит. Затем позвать собаку и посмотреть, придет ли она. Если она не придет или придет, всем видом показывая, какая она несчастная, то эксперимент удался. Если же собака прибежит в хорошем настроении – то не удался.

 

 

§ 2. Гипноз

 

Вот пример работы с нервной, импульсивной и легко возбудимой собакой.

Здесь важнейшую роль играет интонация голоса. Голос должен быть спокойным, монотонным, повторяется определенный песенный ритм (как в колыбельной песне): «хорошая собака, все хорошо делаешь» и т.п.

Таким образом, устанавливается раппорт, внимание переключается целиком и полностью на меня. Достигается это голосом, поглаживанием, блестящим предметом перед мордой собаки, монотонно раскачивающимся. Когда собака уже вошла в гипнотическое состояние, концентрируем внимание на то действие, которое мы от нее ждем, например, команда «Рядом». Команду «Рядом» выделяем голосом, при этом произносим слова-сигналы: «какой молодец, как красиво» и т.п. Собака успокаивается, я усиливаю один нужный мне сигнал, все остальное убираю и работаю на чистом сигнале. Очень важно подобрать нужную тональность, так как для одной собаки она одна, для другой – другая.

 

Заключение

Итак, говоря о гипнозе животных, надо учитывать отсутствие у них второй сигнальной системы, которая отвечает за речь, где слово воспринимается не просто как звуковой раздражитель, а как определенное понятие со смысловым значением. Следовательно, словесный гипноз животного невозможен. Но это не говорит о том, что гипноз животных невозможен вообще. Возможен, но другим путем, путем передачи образов. Таким образом, пути гипноза разные, но результат один. Недостатком может являться лишь то, что образное мышление может быть развито хуже, чем словесное, и, если при гипнозе человека мы можем использоваться все доступные методы, то при животном гипнозе только те, которые не являются словесными.

Резюмируя, нужно отметить, что гипноз животных представляет собой поведение, характеризующееся неподвижностью и оцепенением регрессивного типа. Такого поведения можно добиться разными способами, помещая животное в непривычное для него положение или ситуацию, изменяющую нормальное осуществление сенсомоторных и эмоциональных контактов с окружающим миром. Чем выше стоит животное в филогенетическом ряду, тем большую роль в возникновении гипнотического состояния играют эмоциональные факторы (в элементарной форме они, безусловно, имеют место и у низших животных). Для человека сенсорное ограничение как таковое также имеет большое значение. Каждое живое существо нуждается в постоянном контакте с внешним миром, и если контакт прерывается или изменяется, у существа, о котором идет речь, может возникнуть реакция регрессивного типа. Это происходит как при гипнозе животных, так и в гипнозе человека, и на данной общности ситуаций покоится основное сходство двух форм гипноза.

Гипноз человека до сих пор не имеет удовлетворительного теоретического объяснения, ввиду чего исследование гипноза животных кажется полезным «возвращением к источникам». Изучение поведения животных ценно главным образом для понимания природы инстинктивных влечений человека. Будучи более простым и доступным для эксперимента, гипноз животных может быть одним из путей к изучению проблем гипноза человека.

В заключение хочу обратить внимание на то, что все мы немножко экстрасенсы. Каждому из нас случалось проявлять паранормальные способности, даже не догадываясь об этом или списывая все на совпадение. Мы очень часто пользуемся интуицией, даже не осознавая этого. Информация постоянно поступает к нам через все чувства. Вполне вероятно, что, обмениваясь со своим питомцем посланиями любви, некоторые даже не осознают этого. Собака же – прирожденный экстрасенс. Она не включает и не выключает эти способности. Они всегда при ней, и животное эффективно использует их в повседневной жизни. И если дать волю своей интуиции, то связь между животным и человеком начнет укрепляться. Прежде всего, при общении с животным нужно любить и уважать его. Необходимо практиковаться в искусстве слушать, что хотят сказать животные. Необходимо уметь полностью сосредоточить свое внимание на животном, с которым работаешь. И как бы ни хороши были нынешние взаимоотношения, после того, как у вас с животным установится телепатическая связь, они поднимутся на совершенно новый уровень. Эта связь принесет пользу в повседневной жизни и позволит поддерживать тесное общение, даже если вас будут разделять тысячи миль. Развив тесную интуитивную связь со своим питомцем, вы будете лучше фиксировать перемены в его поведении. Но не надо ждать, что чудеса произойдут сразу. С помощью своего четвероногого друга вы по достоинству сможете оценить мировосприятие животных, их удивительные сенсорные способности, а также невероятно сильно развитое шестое чувство. А также вы разблокируете и освободите собственную интуицию. И все, что для этого нужно – это слушать и любить вашего питомца.

 

 

Список литературы

 

1. Криволапчук Н.Д. Собака, которой не нужно бояться. М.-С.-П.: Центрполиграф, 2003.

2. Шерток Л. Гипноз. М.: Сампо, 2002.

3. Кандыба В.М. Эмоциональный гипноз, как научный феномен. М.: 1997.

4. Бехтерев В.М. Об опытах над "мысленным" воздействием на поведение животных // Вопросы изучения и воспитания личности. П.: 1920, Вып.2.

5. Бехтерев В.М. Об опытах мысленного воздействия на поведение животных. Доклад, сделанный на конференции по изучению мозга и психической деятельности. Ноябрь 1919.

6. Васильев Л.Л. Экспериментальное исследование мысленного внушения. Л.: Изд. ЛГУ, 1962.

7. Дуров В.Л. Мои четвероногие и пернатые друзья. Зоопсихологический очерк. М.: 1914.

8. Дуров В.Л. Дрессировка животных. Психологические наблюдения над животными, дрессированными по моему методу (40-летний опыт). Новое в зоопсихологии. М.: 1924.

9. Вацуро Э. Г. Учение И. П. Павлова о высшей нервной деятельности. М.: Учпедгиз, 1955.

10. Методики физиологических исследований акад. И. П. Павлова и его школы. Вып. 2-й: Методика изучения условных рефлексов. М.: АМН СССР, 1952.

11. Детлефин Т. Судьба как шанс. К.-М.-С.-П.: София, 2003.

12. Вебстер Р. Ваше животное – экстрасенс? Как наладить телепатическое общение со своим четвероногим другом. М.: София, 2003.

13. Андреев О.А. Тренировка ясного сознания и управление сном. Ростов н/Д: Феникс, 2003.

 

Автор: инструктор по дрессировке,

судья по рабочим качествам

Волчкова Евгения

Москва 2004

 

 


[1] Шарко, 1881 год.

[2] Кюби, 1961 год.

[3] Более полным является определение гипноза, предложенное Британской медицинской ассоциацией (1955 г.). Оно гласит, что гипноз – это «кратковременное состояние изменяющегося внимания у субъекта, состояние, которое может быть вызвано другим человеком и в котором могут спонтанно возникать различные феномены в ответ на вербальные или другие стимулы. Эти феномены содержат в себе изменения сознания и памяти, повышение восприимчивости к внушению и появление у субъекта реакций и идей, которые ему не свойственны в его обычном состоянии духа. Кроме того, такие феномены, как потеря чувствительности, паралич, мышечная ригидность и вазомоторные изменения, могут быть вызваны и устранены в гипнотическом состоянии».

[4] подсознательное доверие

[5] информация (лат. information - осведомление) - буквально: сведения, передаваемые людьми в ходе общения, которые связаны с наличием информационных процессов (например, управление людьми в коллективе или обществе, обучение, работа какой-либо системы автоматического регулирования, наследственная передача признаков родителей детям).

[6] энергия - термин древнегреческой философии, означающей действие.

[7] Гипнотический сон – это состояние суженного сознания, вызванное действием гипнотизера и характеризующееся повышенной внушаемостью. Помимо гипнотического сна, в гипнологии различают еще внушенный сон. Это не что иное, как гипнотический сон человека, но вызванный словом с определенным содержанием, то есть раздражителем второй сигнальной системы. Он является условно-рефлекторным сном, хотя и отличается от обычного условно-рефлекторного сна тем, что этот своего рода первосигнальный сон вызван условными раздражителями первой сигнальной системы. Важно отметить, что при внушенном сне можно словом вывести из тормозного состояния многие анализаторы человека и тем самым вызвать разнообразные реакции.

[8] См. гл. 2, § 3, стр.18

[9] обездвиженность

[10] подобие смерти

[11] восковая гибкость

[12] См. рисунок №1 в приложении.

[13] Фаза моментального сна

[14] Энцефалорадиотермометрия

[15] Тепловое энергетическое состояние

[16] См. рисунок №2 в приложении.

[17] См. рисунок №3 в приложении.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить